«Диалог»  

Введите ваш запрос для начала поиска.

РОССИЙСКО-ИЗРАИЛЬСКИЙ АЛЬМАНАХ ЕВРЕЙСКОЙ КУЛЬТУРЫ
 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7

7/12/2015

Дорогие друзья, все, кто долгие годы с нами и те, кто пришел к нам недавно! 
Всех поздравляем с Ханукой!

Светлого, веселого, доброго праздника!

Будьте все здоровы и будьте всегда с нами!

Пишите нам! Пишите для нас! Читайте нас!

Мы всегда ждем новых встреч с вами!

Хаг Ханука Самеах!

 Рада Полищук

Виктория Полищук

13/09/2015

Дорогие друзья, дорогие наши авторы и читатели!
С наступающим Новым Годом - Рош А-Шана!
Желаю всем здоровья, успехов и достатка в наступающем 5776 году. Пусть в ваших домах поселится радость! Пусть минуют вас беды, неурядицы и невзгоды, а счастье и любовь сопутствуют вам! Всем мира и добра в наступающем году! Пусть ваши имена и имена ваших близких будут начертаны в Книге Жизни!
Шана това уметука — доброго и сладкого года!

08/09/2015

8 сентября 2015

16 лет назад ушел из жизни Лев Эммануилович Разгон.

Спасибо всем, кто откликнулся в ФБ на это напоминание. Спасибо всем, кто помнит и любит Льва Эммануиловича. Он очень хотел этого и верил.

Спасибо писателю Леониду Бахнову, приславшему свою давнюю рецензию на мою книгу «С РАЗГОНОМ О РАЗГОНЕ. Беседы. Раздумья. Воспоминания», Минск, МЕТ, 2000.

Теперь уже не вспомнить, почему рецензия не была опубликована. Читайте ее на нашем сайте. И пишите нам, мы как всегда, ждем ваших писем.

 

Рада ПОЛИЩУК

* * *

Пронзительный солнечный день раннего московского бабьего лета. Востряковское кладбище, рыжая глина над свежевырытой могилой, старые березы на самом краю, медленно падают первые желтые листья. Тихо, будто издалека, из маленького белорусского города Горки, скрипка напевает еврейские мелодии, полузабытые, полузнакомые, печальные.

Лев Эммануилович Разгон слышит их, он их узнает, эти песни пела ему мама. Быть может, потому лицо его спокойно, кажется даже, что он улыбается. Нам? Себе? Им? – маме и Рике, возлюбленной, другу, жене. Он пришел к ним навсегда. И место такое разгоново – узкая щель между оградами соседних могил. Тесновато для большого деревянного гроба, как всегда казались немного ему не по размеру его малюсенький кабинет и вся двухкомнатная малогабаритная квартира на Малой Грузинской.

Востряковское еврейское кладбище. Скупое сентябрьское солнце, пробиваясь сквозь тучи и совсем еще по-летнему зеленые кроны берез, скользит по гладкой черной поверхности надгробья:

 

ЛЕВ  ЭММАНУИЛОВИЧ  РАЗГОН

1.1У. 1908 – 7. 1Х. 1999

 

Кладу цветы, а рядом – белый камень, который привезла ему из Иерусалима. Наше – еврейское рядом с нашим – российским. Все перемешалось, и все имеет свой, сокровенный смысл. И я знаю, он меня не осудит – примет и то, и это. Знак памяти из прекрасного города Ирушалаима, который довелось ему увидеть на закате жизни, в восемьдесят четыре года, о новой встрече с которым мечтал до конца. И нежно-лиловые флоксы, острый запах которых будоражит память: мое детство – букет первоклассницы, прекрасный волшебный сад дворника деда Кузьмы в одесском дворике моей мамы, и кажется мне, что я вижу их  в палисадниках дореволюционного местечка Юстинград, под Уманью, где прошло детство моего папы, и на улицах маленького города Горки на могилевщине, где родился Лев Эммануилович.

Он примет и то, и это: символ древней иудейской традиции и вневременной, бесконечный запах осенних цветов, прощальный земной привет. Как принял в последний свой день на земле протяжный плач скрипки, родное, еврейское, издревле свое, под тихий печальный шелест русских берез.

Падали листья, плакала скрипка… Мы попрощались с Львом Эммануиловичем Разгоном. Мы больше его никогда не увидим.

                                      

                                                 * * *

Я бываю на могиле Разгона довольно часто, он похоронен неподалеку от моих мамы и папы. Лев Эммануилович это знал и говорил: «Мне повезло – вы будете ко мне приходить».

Прихожу, кладу цветы, говорю какие-то слова, прислушиваюсь к чему-то, и иногда, мне кажется, сквозь кладбищенские лесные шорохи и отдаленный гул кольцевой дороги слышу его тихий голос:

– Новая эпоха начнется завтра… Все будет хорошо. Обязательно будет.

 

Леонид БАХНОВ

«...А МЕНЯ ДОЛГО ДЕРЖАЛИ В ХОЛОДИЛЬНИКЕ»

 

            «С Разгоном о Разгоне. Беседы. Раздумья. Воспоминания» назвала свою книгу близкий друг писателя, прозаик Рада Полищук.        

 

            Читал эту книгу и вспомнил такой случай. ЦДЛ,  лет пять — шесть назад, вечер памяти известного поэта-переводчика  еврейской национальности. Вечер проходит в Малом зале. Но вот он закончился, публика выходит в фойе, и в это время из “гадюшника” (так на местном жаргоне назывался буфет между фойе и Дубовым залом,  где в прежние времена чаще всего разыгрывались знаменитые цэдээловские скандалы, а теперь находится респектабельное кафе “Записки охотника” ) вываливается компания подвыпивших антисемитов. Ведут себя агрессивно, кто-то, кто помоложе (а на вечер собрались в основном пожилые люди) пытается их образумить, завязывается драка. Какая-то женщина кричит грудным голосом, одна из служащих начинает свистеть в милицейский свисток... Пробегаю мимо Разгона, он уже в пальто, в шапке, и что-то такое говорит —   кажется, мне.

            На секунду приостанавливаюсь: “Что, Лев Эммануилович?”. Ясно, сейчас услышу : “Какие мерзавцы!”, “Безобразие!” - ну, что  произносят в таких случаях. А вместо этого, нет, вы только представьте, — вместо этого,  потирая руки и азартно блестя глазами, Разгон говорит:

            —  А я бы сейчас подрался! — И повторяет уже со вздохом: —  Ах, я бы сейчас подрался!..

            Сколько ему тогда было - восемьдесят пять?

            А вспомнил я этот случай, когда дошел до “Записок секунданта” Бориса Жутовского. Там история еще покруче. Как примерно в то же время, а, может, даже чуть позже, Разгон пригласил своего друга-художника быть свидетелем пощечины, которую он влепит человеку, посмевшему печатно оболгать память его, Разгона, первой жены, арестованной вслед за мужем и погибшей в 22 года на пересылке. И ведь влепил!

            Удивительно неожиданным предстает Лев Эммануилович Разгон в этой книге. Отнюдь не величественным, забронзовевшим от долголетия и осенившей его в последние годы славы — душевно (я бы даже сказал: духовно) подвижным, буквально до последних дней (а прожил он, как сообщается, 91 год 5 месяцев и 6 дней) сохранившим — и это несмотря на 17 лет лагерей! — поразительно светлый, лишенный даже тени личной обиженности, молодой взгляд на жизнь, — даром что друзья и коллеги, большинству из которых он годился в отцы, называют его “Лева” и “ты”.

            Однако воспоминания друзей — при всей их нетривиальности, сердечности и поголовной влюбленности авторов в того, о ком они пишут — не самое главное в этой книге.

            Главное — те неторопливые, то краткие, как говорится, на злобу дня, то долгие и обстоятельные разговоры, которые на протяжении последнего десятилетия вела с Львом Разгоном его близкий друг и сестра по перу писательница Рада Полищук.

            О чем эти разговоры? Да обо всем на свете. О памяти, о милосердии, о “демократах” и “патриотах”, евреях и антисемитах, о том, нужно ли помнить зло, и что такое старость, и какие были деньги, и действительно ли рукописи не горят. О книгах других писателей и самого Разгона, о Сталине (5-ое марта начиная с 53-го года Разгон праздновал как свой второй день рожденья - водочка, застолье, друзья), об изведении крестьянства, о лагерях, о работе Комиссии по помилованию при президенте РФ, где Лев Разгон неизменно выступал против смертной казни.

            — А как бы вы поступили, если бы к вам на Комиссию поступило бы прошение о помиловании, скажем, Н.И. Ежова, приговоренного к смертной казни? — задает коварный вопрос собеседница.

            — Я бы принял решение — расстрелять, — отвечает убежденный противник смертной казни. — И это не противоречило бы моим             принципам. В этом случае идет речь о преступлении против человечности, а не против личности. Это качественно другое преступление. <...> И не месть руководит мною. А элементарная справедливость.

            Казалось бы, мы уже все знаем о 37-ом годе и о том, что было с ним связано. Но вот, например, такая деталь: во многих районах Москвы на магазинах, где раньше продавались канцтовары или галантерея, стали появляться наспех сделанные новые вывески: “Распродажа случайных вещей”, т.е. вещей, конфискованных у “врагов народа”. “Мало кто знал тогда, - поясняет писатель, - что в этих магазинах продают вещи людей уже расстрелянных, потому что по указанию Сталина приговор о расстреле всегда сопровождался дополнением: “с конфискацией имущества”.”

            Или: вдруг одним из самых процветающих торговых заведений столицы стал маленький магазин “Рабочая одежда” на Таганке. “Здесь всегда стояла очередь, покупали валенки, ватные брюки, телогрейки и бушлаты”. Понятно, для кого — только посылки часто уже не заставали адресата в живых...

            Свидетельства очевидца... Но надо было уметь так видеть, так запоминать.

            И в беседах, изложенных Р. Полищук, и в воспоминаниях друзей Льва Разгона перед нами разворачивается история души человека, который прошел ад сталинских лагерей и не только не озлобился (“Лева, как ты молодо выглядишь!” — “А меня долго держали в холодильнике!..” — вспоминает обмен репликами Анатолий Приставкин), но, как видим, сохранил чувство юмора, и, главное, милосердие; человека, который прошел столь долгий жизненный путь, однако и в конце остался полон света и неистребимой надежды на победу добра.

            Первая жена Разгона, Оксана, погибла на пересылке — мысли об этом мучили его всю жизнь. Со своей второй женой, Рикой, он познакомился в 44-ом году, будучи ссыльным. Только они поженились - он снова загремел в лагерь со сроком 10 лет. “...Дальше сдох Сталин. Мы, наконец, поселились в Москве, жили долго и счастливо. А в декабре 1991 года Рики не стало. Какое счастье, что Сталин сдох в 53-ем году!.. В первые годы свободы, помню, мы отдыхали где-то в Грузии у моря и, прогуливаясь, доходили до огромной статуи отца народов и Рика не отказывала себе в удовольствии повторять: “Видишь, ты сдох, а мы гуляем!”

            Самые щемящие, конечно, последние страницы книги. Но и тут... Вот Р. Полищук вспоминает одно из последних посещений квартиры на Малой Грузинской. Разгон сообщает, что завтра к нему придет доктор, и он собирается задать ему один-единственный вопрос. Собеседница  понимает, что это будет: “Доктор, я скоро умру?”. Не тут-то было — оказывается, один из визитеров подарил Разгону роскошную бутылку коньяка. И больной интересуется: пить или не пить — “а то как-то жалко: без меня на моих поминках разопьют этот коньяк, а я даже не буду знать, хорош ли он”.

            ... Когда уходит человек, уходит его голос. Спасибо Раде Полищук - она помогла его сохранить.

02/09/2015

Дорогие друзья!
По этой ссылке, ежели кому интересно. можно послушать мою "Сарушку" в авторском исполнении
и очень хорошую беседу с режиссером Ириной Головановой (редкий случай - самой понравилось).

02/04/2015

Дорогие друзья и коллеги!

В канун весеннего  праздника Песах хотелось бы пожелать вам и вашим близким жизнелюбия, добра и процветания!
Пусть ваша вера крепнет, а сердце наполняется любовью!
Пусть этот праздник принесет в ваши дома душевное тепло и радость!
Здоровья вам, благополучия и всего самого доброго!

Кошерного и счастливого праздника!
С уважением,


Президент ОО «ФЕНКА»                                         В.Д. Штернфельд
Генеральный директор ОО «ФЕНКА»                    Е.А. Михалева

02/04/2015

Марку Розовскому - в день рождения с любовью
(Фрагмент новой книги Рады Полищук "ЗА ОДНИМ СТОЛОМ СИДЕЛИ")


Когда-то в своем эссе о Марке Розовском я написала: «Не стану говорить, что Марк Розовский человек неуемный, не знающий устали, беспокойный. Но, по правде сказать, более подходящих слов не нахожу».
Не нахожу. Мне кажется, его сутки, его неделя, его год, его жизнь состоят из одного времени – рабочего, где секунда плотно прижата к секунде и внутри себя до отказа набита делами, которых все пребывает. Они находят тайные лазейки, врываются в его день или ночь, привнося какие-то неизведанные прежде пряности в его творческий многокомпонентный коктейль. И он пьет его залпом.  И по глазам, по улыбке, даже усталой, видно – ему этот коктейль нравится, но он готов к новым экспериментам.
Его бесстрашие перед неизведанным потрясает. Он всегда готов совершить новый прыжок в непознанное.
Мы печатали в альманахе «ДИАЛОГ» пьесу в стихах Марка Розовского «Поющий Михоэлс». Но вот в 2010 году он выступил на сайте «ДИАЛОГА» в рубрике ДЕБЮТ  --- со стихами. Со стихами! Стихи - субстанция эфемерная, тонкая, из паутины и снов сплетаемая. Впрочем - «когда б вы знали, из какого сора...»
Но все же стихи - для человека творческого, совершенно состоявшегося в другом (других) жанрах - это даже не прыжок в неизведанное, это полет к другим звездам, до которых, быть может, кажется - не долетел.
Стихи - совсем другая траектория, другие виражи, другое парение. В общем - совсем другая стихия. И сердце замирает совсем иначе.
По себе знаю, пережила - почти через двадцать лет после первого рассказа, когда проза стала моим прибежищем, воздухом, глотком воды, снимающим спазм в гортани, и этого счастья мне хватило бы на всю мою жизнь, вдруг, откуда ни возьмись, выплыли и захлестнули, чуть не утонула, - стихи, совсем  нежданные, но мои, как вдох и выдох, которые не замечаешь, как смех сквозь слезы, как радость и горе, лавиной с крутой горы к подножию, где стояла ошеломленная нечаянным этим подарком.    
Не знаю, что чувствует Марк Розовский, когда пишет свои «стишата», через какую щель вползли они в его день или ночь, как он встретил их, что привнесли, какую неизведанную пряность в его творческий многокомпонентный коктейль, какое оставили послевкусие. Не знаю, пока еще не успела спросить.
Но, памятуя его слова о том, что почти ничего не успевает из того, что хотел бы сделать,  я рада за него. Может, это он и о стихах говорил.
Я, конечно, отношусь к Марку Розовскому предвзято, мне нравится все, что он делает. Не слепо, огульно – но нравится. Он человек, близкий мне по своим изначальным, базисным установкам – творческим и человеческим.
Он такой, какой есть. Он – Марк  Розовский.
Мы смотрим, слушаем, читаем его и верим – он так видит, так думает, слышит, так чувствует мир внутри и вокруг себя, он ничего не таит за пазухой, всегда готов к  разговору,  живо и остро рефлектирует по разным поводам, иногда хлестко, сгоряча, взахлеб, иногда раздумчиво, элегично.
Он нежен, одержим, непримирим и яростен, задумчиво философичен и по-детски открыт миру. Всем мирам. Его хлещут ветры и дожди. И он противостоит им, борется всеми доступными средствами, из которых наиважнейшее – ТЕАТР и СЛОВО.

02/04/2015

Дорогие друзья альманаха "ДИАЛОГ"!
Сердечно поздравляем всех с праздником Песах,
праздником свободы и весны.
Будьте все здоровы, благополучны и успешны.
Новых творческих успехов всем. Пишите нам!
Мы всегда рады встрече с вами!
Хаг Песах Самеах!
                                                                            Рада Полищук
                                                                                    Виктория Полищук

02/04/2015

1 апреля 1908 года в черте оседлости, в городе Горки Могилевской губернии в семье рабочего знаменитой в те годы косметической фабрики Казимира Падзерского "Казими-метаморфоза" родился мальчик, младший сын, мизиник Лёва. Лев Эммануилович Разгон. Потом Лев Эммануилович вспоминал, что 1 апреля - не точная дата. Многих еврейских мальчиков записывали несколькими месяцами или годами позже, чтобы отодвинуть день призыва в армию. Много случалось казусов, так мой папа и его родной брат, который был на два года старше, оказались записанными одним годом - 1908, но апрелем и июлем.

Из новой книги Рады ПОЛИЩУК "ЗА ОДНИМ СТОЛОМ СИДЕЛИ"
Льву Эммануиловичу - с любовью и нежной памятью.


СНОВА ЛЕС


Лев Разгон любил Переделкино. Причем это любовь особая – Лев Эммануилович говорил: «На нее покушались, ее пытались отнять у меня». Да, были годы, когда он возненавидел лес, не лес – а место каторжного труда лагерника, зека, не лес – делянку, лесосеку. Тогда казалось, что эта ненависть навсегда: поселившись после первого срока в Ставрополье, он радовался, что его окружает ровная безлесная степь.
Только гораздо позже, годы спустя, когда он с Рикой, женой и верным другом, начал снова ездить в писательское Переделкино, еще не запущенное, живое – и белки прыгали по деревьям, и соловьи по утрам заливались, и рыбка в пруду ловилась, – он постепенно стал привыкать к лесу, который любил с детства. «Мое детство было очаровано лесами» – написал он в книге «Позавчера и сегодня».
Никому не удалось разрушить это очарование – он снова полюбил лес и ездил в Переделкино ежегодно, пока была жива Рика.
Летом юбилейного 1998, года его девяностолетия, мы сговаривались поехать в Переделкино вместе – одновременно. Мечтали о том, как будем прогуливаться по узким тенистым тропинкам и неспешно беседовать обо всем – о прошлом, будущем, о доме, о любви, о его и моей Москве. Я предусмотрительно приготовила диктофон с блоком запасных кассет, вспоминая, как сокрушаюсь всякий раз, выйдя из подъезда его дома на Малой Грузинской, где мы часто и подолгу сиживаем вдвоем, – опять ничего не записала, а он даже напевал – то еврейские песни, которые когда-то пела ему мама, а то и блатные, зековские. Но нельзя же всегда ходить в гости к другу с подслушивающим устройством в кармане.
Разумеется, мне кажется, что я все прекрасно помню – и голос его, и интонацию, и манеру как бы самому себе задавать вопрос и тут же на него отвечать – видимо, так беседует сам с собою, так же и размышляет вслух – не спеша, будто вслушиваясь в каждое слово, не подбирая, чтобы не попасть впросак, а – прослушивая, чтобы не сфальшивить.
Сейчас мне кажется, что я все его рассказы запомнила навсегда. Но опыт горьких моих потерь говорит о другом. Ушли из жизни мама и папа – и сразу образовалась дыра, бездонный провал, нет, я помню все, что они рассказывали о себе, о своей любви, о своих братьях и сестрах, обо всех наших родственниках, – но исчезли вдруг какие-то мелочи, штришки, не детали даже, а живая ткань: папин голос, его покашливание, мамин неожиданный вздох, ее смех до слез, неудержимый и заразительный и что-то еще, неуловимое, без чего тускнеют отдельные звенья в цепи нашей памяти – и уже не вдохнуть в них жизнь. Не станет воспоминания как сопричастности – останется лишь свидетельство, последовательность событий, сухой факт, как в официальном протоколе.
Мы сделали с Разгоном несколько больших бесед, казалось бы, обо всем, много коротких публикаций – его реакции на разные события, которыми изобилует наша жизнь, мы плакали, работая над его книгой «Позавчера и сегодня», появление которой стало большим событием и для Разгона, и для меня, ее редактора. Наверное, без преувеличения можно сказать, что эта книга сроднила нас. Лев Эммануилович сказал: «Иметь редактором книги человека, который радуется твоей радости, оплакивает вместе с тобой твое горе, человека, который понимает тебя без слов, которому ты можешь доверить самое сокровенное – это огромное счастье».
Мы почти десять лет нежно дружны с Львом Эммануиловичем. Я его люблю как отца – ведь он ровесник моего папы и многое из его местечкового горецкого детства кажется мне знакомым, узнаваемым через моего папу, через историю нашей семьи. Наверное, это общая память народа. И я плачу вместе с Львом Эммануиловичем над общей могилой в маленьком белорусском городе Горки, в которой похоронены не мои, а его родные – «тетя Хая с мужем, тетя Гита с дочерьми Верочкой и Саррой, с девочками–внучками», все его школьные товарищи и соседи – Муравины, Вильнеры, Хаиты, Гольдберги, все его детство. И мое тоже, хоть я и родилась после войны. Но я все это знаю, помню, и душа моя болит от скорби и тревожного предчувствия возможной беды.
Я люблю Льва Разгона как отца, но я немного и влюблена в него и не раз, в том числе и публично, признавалась в этом. В свои девяносто с половиной лет он красив, элегантен и ничто человеческое ему не чуждо: и анекдот расскажет с употреблением ненормативной лексики, и рюмку-другую водки не откажется выпить, и комплимент женщине сделает изящно, со вкусом. Разумеется, я влюблена в Разгона – к чему скрывать.
Это, несомненно, самая значительная дружба в моей жизни. Но странное дело – я не помню, когда и как она началась. Помню – была читателем и почитателем его «Непридуманного» и даже не мечтала о знакомстве. А потом как-то вдруг – теплые, нежные, доверительные отношения.
Если несколько дней не разговариваем по телефону, он звонит мне и говорит:
- Что-то я давно не слышал ваш голос…
И чувствую себя виноватой, как перед папой, за то, что вечно не хватало времени – не кормить и обихаживать, а посидеть, держа за руку и просто поговорить. Так мы держались с папой за руки в реанимационном боксе, откуда он уже не вышел, крепко-крепко, чтобы удержать друг друга.
Так же держал меня за руку и Лев Эммануилович в послереанимационной палате больницы на Красной Пресне, куда загремел с инфарктом сразу после роскошного банкета, который справила писательская братия по случаю его девяностолетия. Он обеими руками, заплывшими темными, похожими на чернильные пятна, синяками от уколов (точь-в-точь как у моего папы), гладил мою загипсованную тогда руку и говорил тихо и грустно:
- Я ведь чуть не умер позавчера… Всерьез попрощался с жизнью. И с вами попрощался.
- Что же вы мне сказали?
Я пыталась шутить сквозь слезы, но бравада давалась нелегко.
- Жаль, сказал, что я вас больше никогда не увижу, сказал, что мне бы хотелось, чтобы вы еще не раз сидели бы рядом со мной в кресле у окна, чтобы мы пили кофе и разговаривали… Не много, но и не мало, когда кажется, что это уходит насовсем.
Пересилив спазм, спрашиваю:
- Почему кофе, а не водочку?
Он посмотрел на меня виновато, как папа, когда совсем перестал есть, и сказал:
- Ни малейшего желания…
И пожал плечами – мол, от меня не зависит.
- Ну, Лев Эммануилович, теперь я вижу, что вы действительно больны.
И мы рассмеялись, заглушая тревогу и грусть. И он гладил мою загипсованную руку и говорил утешительные слова: все пройдет, говорил он, и вы снова будете писать свои замечательные рассказы и каверзные вопросы для меня, а я буду выдумывать умные ответы и делать вид, что все знаю и понимаю.
И я молилась за него, как совсем еще недавно молилась за моего папу, – не могут они оба, сразу покинуть меня. Папа ушел. Лев Эммануилович должен остаться.
И он выздоровел.

01/04/2015

Семен Израилевич Липкин навсегда ушел от нас 31 марта  2003 года.
Вижу, как будто стою рядом: медленно, ссутулившись, тяжело опираясь на палку, он идет по переделкинской улице-просеке все дальше и дальше от дома, в мглистый туман, в зыбкость последней мартовской ночи. Его последней ночи. Не оглядывается. Словно понял уже, что настал заветный час, о котором он все знал заранее:

После смерти мы не будем в огненном аду,
После смерти мы очнемся в сказочном саду,
Потому что муки ада только на земле,
На земле, где мы в кипящем вертимся котле.
После смерти жизнь другая около Творца,
Ибо в смерти обещанье жизни без конца
Той, в которой лгать не будут книги и уста,
Станет музыкою дума, думой – красота.

Успокоительные слова, примиряющие с непостижимой неизбежностью ухода, даже обнадеживающие. Но почему-то хочется броситься вдогонку, удержать, не отпускать. Без него осиротеет не только его дом, жена, дети, друзья, Переделкино. Осиротеет русская литература.
Осиротела.
Семен Израилевич умный, добрый, мужественный человек. У него за плечами  почти весь целиком сокрушительный ХХ век, хлебнуть испытаний которого выпало ему сполна. «Трудная была у меня война, - говорил он и добавлял с изумлением: - Но – выжил». Трудная была у него судьба, но он жил среди нас,
Он как бы парил над временем, всегда оставаясь самим собою. Он сохранил в себе ребенка и свои детские сомнения – оказывается, мудрость не отменяет сомнений. Ни тени снобизма, апломба, высокомерия.
И вопреки очевидному, казалось – у нас еще есть время, не раз еще предстоят нам встречи, разговоры, стихи…
Но встреч больше не будет.  Ощущение его всегдашнего присутствия в этой жизни оказалось обманом.
Долго еще с грустью буду глядеть ему вслед. И обнаружу вдруг его похожесть на Пророка, забредшего к нам из древних сумерек, из глубины веков. Долго еще будет казаться,  что слышу слова, которые он произносит про себя, в неспешном ритме своих шагов. Так он думал. Наверное, так приходили к нему и стихи – нет в них нарочитого, выставленного напоказ филологизма, нет ложного пафоса даже в самом сокровенном, возвышенном. Нет ничего, отдельного от его души и обыденного слова.
«Что мы знаем, поющие в бездне?» – спрашивает поэт в одном из своих стихотворений. По-моему Семен Израилевич знал все.
Все же он – Мэтр, Патриарх, Мудрец, Ребе.


Рада ПОЛИЩУК . Из новой книги "ЗА ОДНИМ СТОЛОМ СИДЕЛИ"

10/03/2015

Сегодня в нашей гостиной поэт ГРИГОРИЙ МАРГОВСКИЙ, живущий ныне в США, в Бостоне, давний московский знакомец, с которым не виделись и не общались долгие годы. И вот фэйсбук – ура! Ура! Вижу, слышу, читаю Гришины стихи, зрелые, страстные, музыкальные. Читаю и радуюсь. Чего и вам желаю – радости от встречи с хорошей поэзией, живым словом, наполненным болью и тревогой – за мир, за Россию, которую давно оставил, но которая не канула  в прошлом, осталась навсегда неизбывным переживанием, за себя, за свою маленькую дочку, американку.

05/03/2015

ХАГ ПУРИМ САМЕАХ!
С праздником Пурим, дорогие друзья, авторы и читатели альманаха "ДИАЛОГ".
Желаем вам и вашим близким мира и покоя, жизнелюбия, добра и процветания!
Будьте все здоровы и благополучны!
Счастливых всем нам жребиев (пурим) в этом году!

Редакция альманаха "ДИАЛОГ"

05/03/2015

2 марта 2015  в  Малом зал ЦЕНТРАЛЬНОГО ДОМА ЛИТЕРАТОРОВ

прошел вечер Рады ПОЛИЩУК

День рождения в кругу друзей

 

Представление двух новых книг

«За одним столом сидели», (МИК, Москва, 2015)

 «Житейские истории. Из старых тетрадей»,

(ТЕКСТ, Москва, 2015),

музыка, проза, стихи,

кадры из фильма «Утонуло в строке наваждение…», (реж.Гарник Аразян)

 

Участвуют:   Елена ПАРШКОВА, директор издательства МИК

Ольгерт ЛИБКИН, директор издательства ТЕКСТ

Адольф ШАЕВИЧ, главный раввин России

Лев АННИНСКИЙ, Кирилл КОВАЛЬДЖИ,

 Марк РОЗОВСКИЙ, Ольга ПОСТНИКОВА,

Нина КРАСНОВА, Александр КИРНОС,

и другие друзья-литераторы,

а также

артисты Ольга АКАКИЕВА, Карина НЕСМЕЯНОВА,

певицы Лариса КАСАРЕВА,

Максим ЗОЛОТАРЕНКО, виолончель, артист оркестра Большого театра

Игорь СВИЧКАРЕНКО, скрипка, артист оркестра Большого театра

и другие замечательные музыканты 

 

Ведущая – Нина ГАБРИЭЛЯН, поэт, прозаик, художник

 

 

4 марта 2015 года

 

Вечер прошел! Два дня с чувством глубокого удовлетворения отдыхаю, то есть ни-че-го-не-де-ла-ю, абсолютно ни-че-го. Напеваю одобрительно «мадам на отдыхе, мадам имеет право…» (из милой авторской песенки).

Дома – как в оранжерее пахнет розами, лилиями, хризантемами, гиацинтами, тюльпанами – цветы, цветы, цветы…  Перехожу из комнаты в комнату, на кухню и даже в ванную, где в ведре стоят роскошные букеты роз, любуюсь и сожалею, что нет у меня в нужном количестве ваз и свободных горизонтальных поверхностей, чтобы все расставить со вкусом. 

Этот праздник цветов подарили мне вы.

Спасибо всем, кто пришел, – за внимание, тепло, цветы и подарки! Спасибо всем, кто говорил обо мне, о моих книгах, о жизни внутри и вокруг нас. Всем, кто пел, читал стихи. Спасибо моим любимым музыкантам, украсившим вечер прекрасной музыкой.

Главным подарком были вы, ваши лица, улыбки, ваши глаза, ваше сочувствие и соучастие и в зале, где прошел вечер, и в нижнем буфете, где мы, чокаясь бокалами с вином, сказали друг другу много приятных, теплых слов. 

Рада ПОЛИЩУК

05/03/2015

16/12/2014

ЕАЕК поздравляет вас с Ханукой!
Дорогие друзья, от имени Евроазиатского еврейского конгресса сердечно поздравляю вас с праздником Хануки! Каждый год этот праздник напоминает нам об уроках, которые преподает нам наше историческое наследие. Эти уроки так же важны для нас сегодня, как и много веков назад.
Есть два основных аспекта Хануки, которые формируют понимание миссии ЕАЕК. Прежде всего, это традиция размещать Ханукию на окнах наших домов, так, чтобы все могли ее увидеть. Сегодня — это символ гордости нашим еврейством.
В странах, общины которых мы представляем, не всегда было возможно открыто выражать свою приверженность еврейству. Но сегодня, несмотря на тревожные проявления антисемитизма, мы не только с гордостью ставим Ханукию на окна, но во многих общинах публично зажигаем ханукальные девятисвечники на центральных площадях городов. Огни Хануки — символ еврейской гордости, который, как свет маяка, влечет нас к развитию еврейского самосознания и активизации еврейской жизни.
Ханука — это и символ национального освобождения, это воплощения желания и способности евреев распоряжаться своей судьбой, быть свободным народом на своей родной земле после столетий рассеяния. В дни Хануки мы отчетливо понимаем, что у нас есть родина, и следует отдать должное тем, кто сделал это возможным и тем, кто делает это возможным сегодня.
Минувшим летом Израиль потерял 66 солдат, которые погибли, защищая своих сограждан от массированных ракетных и террористических атак. Они боролись не только за израильтян, но и за евреев всего мира. Благодаря такой жертвенности, Израиль всегда будет убежищем для еврейского народа. Героические солдаты Армии обороны Израиля — Маккавеи сегодняшнего дня. Наша солидарность с Израилем неотделима от нашего еврейского самосознания.
Размышляя о Хануке, я вижу миссию ЕАЕК в том, чтобы каждый еврей в мире глубоко чувствовал свое еврейство и гордился Израилем, демонстрируя наше национальное освобождение.
Я желаю вам здоровья, семейного счастья, успехов во всех благих начинаниях, бодрой и плодотворной еврейской жизни вашим общинам.
 
Юлиус МАЙНЛ,
Президент ЕАЕК

16/12/2014

Дорогие друзья и коллеги!
Общественная организация «Федеральная еврейская национально-культурная автономия» сердечно поздравляет вас со светлым и радостным праздником – Ханукой!
В наши дни священный огонь  Хануки горит так же ярко как тысячи лет назад. Мы хотим поздравить вас с праздником и пожелать, чтобы этот свет радовал вас не только в торжественные часы, но и теплыми искорками вошел в вашу жизнь, согрев и осветив ее на долгие годы!

Счастливого и веселого праздника!
Хаг Ханука Самеах!

С уважением,

Президент ОО «ФЕНКА»                                        В.Д. Штернфельд
Генеральный директор ОО «ФЕНКА»                    Е.А. Михалева

16/12/2014

Дорогие друзья, все, кто долгие годы с нами и те, кто пришел к нам недавно!
                                            Всех поздравляем с Ханукой! Светлого, веселого, доброго праздника!
                                                                              Хаг Ханука Самеах!

26/11/2014

Сердечно поздравляем Славу ПОЛИЩУКА (США)  с новой книгой:



ДИПТИХ. Нью-Йорк: StoSvet Press, 2014

Вот что сказала об этой книге Ирина Машинская, поэт, редактор журнала "Стороны Света/Cardinal Points", издатель:

"Эта тоненькая книжица – памяти двух друзей-художников, поэта Олега Вулфа и художника Алексея Афанасьева - какими их увидел автор – глазами художника и поэта, уже не поражающийся странностям совпадений, петелек и зацепок судьбы, с её линялой подкладкой, похожей на карту океана; судьбы, ежегодно перелицовывающейся, как куртка в итальянской мастерской в Бенсонхерсте, как листва в большом опустевшем от холода городе; судьбы, всегда существующей в единственном числе."

13/10/2014

Вечер-презентация нового 13-14 двухтомного выпуска российско-израильского альманаха "ДИАЛОГ" прошел в ЦДЛ почти месяц назад. Решила выложить несколько фотографий, их очень много, но пока соберусь отобрать , рассортировать, привести в порядок, забуду выложить. Посмотрите эти несколько фрагментов. Скоро будет готов видеорепортаж, постараюсь выложить - было много интересных выступлений, прекрасных стихов российских и израильских, в том числе и ивритоязычных поэтов и музыки в отличном исполнении наших авторов и друзей-артистов.

Марк Розовский, главный режиссер Театра "У Никитских ворот", автор альманаха "ДИАЛОГ"  возле витрины с выпусками альманаха

Дорит Голендер

Йоси Тавор, ведущий вечера, журналист, музыковед (Израиль)

Рада Полищук

Йоси Тавор и Нина Габриэлян, писатель, художник, литературовед

Герман Гецевич, поэт, автор альманаха "ДИАЛОГ"

Максим Золотаренко, виолончелист, артист оркестра Большого театра и Карина Несмеянова, актриса

Йоси Тавор и Елена Биргауз, председатель содружества "ДИАЛОГ" (Израиль)

Рада Полищук и Виктория Полищук, соредактор "ДИАЛОГА"

Рада Полищук и Посол Государства Израиль в РФ г-жа Дорит Голендер

Дорит Голендер и Рада Полищук

Лев Аннинский, литературный критик, автор "ДИАЛОГА"

09/10/2014

Дорогие друзья альманаха "ДИАЛОГ"!
Желаем всем веселого и вкусного праздника Суккот
под чистым, мирным небом!
                                                                                    ХАГ САМЕАХ!

03/10/2014

Йом Кипур (Судный день или День Жребия) в этом году наступит 4 октября. Всем - родным и близким, всем, кто чтит этот День, всем друзьям, знакомым и незнакомым - Гмар Хатима Това: хорошей окончательной печати, хорошей записи в Книге Жизни!
Об этом просят, об этом молятся, к этому готовятся все дни от новогодья до Йом Кипура все верующие и соблюдающие традиции евреи. Дни Трепета называют эти дни, когда каждый наедине с собой, оглядываясь назад, с надеждой смотрит в будущее. Дни переосмысления, без суеты и лицемерия, дни Прощения -  прощать и просить о прощении... Такие дни необходимы всем. Присоединяйтесь!  В Книгу Жизни хотят попасть все.
Всем  желаем --- Гмар   Хатима   Това!


Рада ПОЛИЩУК
Виктория ПОЛИЩУК

24/09/2014

Дорогие друзья!
От имени Евроазиатского еврейского конгресса сердечно поздравляю всех евреев, где бы они ни жили, с наступлением нового 5775 года по еврейскому календарю!
Уходящий год был нелегким для еврейского народа и еврейского государства, впрочем, простых лет в нашей истории не было никогда. На Земле Израиля вновь рвались снаряды и лилась кровь, в ряде европейских стран вновь поднималась мутная волна антисемитизма, совершались жестокие нападения на евреев, вновь антиеврейские лозунги использовались в политической риторике. Но этот год показал также, что перед лицом непростых вызовов евреи всего мира способны сплотиться и громко выразить солидарность со своими собратьями, оказавшимся под угрозой. В 5774 году в странах Евроазиатского региона продолжалось активное общинное строительство, создавались новые общины, демонстрируя стремление евреев к объединению, возрождению и сбережению национальных традиций.
Я искренне надеюсь, что наступающий год принесет процветание общинам, входящим в Евроазиатский еврейский конгресс. Вместе мы сможем противостоять возникающим угрозам, сохранить то, что уже сделано, исправить то, что требует исправления, и достичь новых высот. В прошедшем году к нам присоединились новые общины, и я уверен, что их члены сумеют убедиться в правильности этого шага.
Я очень хочу, чтобы новый год позволили всем нам реализовать наши планы, воплотить в жизнь задуманное и завершить то, что требует завершения.
Я желаю вам мира, добра и процветания. Хорошего и сладкого года!
Шана това уметука!

Юлиус Майнл,
Президент ЕАЕК

24/09/2014

Дорогие наши авторы, читатели, почитатели, гости нашего сайта, всем, с кем знакомы и дружим, и все, кто придет к нам!

Сегодня первый день нового 5775 года по еврейскому календарю! Шана Това! Хаг самеах! - в переводе с иврита:
С Новым годом! Веселого праздника!
Утром с мужем поехали в синагогу послушать шофар
(бараний рог, в который трубят на утренней молитве в первый день года).
Самое сильное впечатление - детишки: маленький светловолосый кудрявый мальчуган, годика 2, 3 от силы,
на голове кипа, сосет красивую соску, одет в настоящий мужской костюмчик и лаковые черные туфли,
из-под рубашечки торчит цицит (ритуальная принадлежность мужского костюма). С ума сойти!
А девочки - принцессы, в бальных платьицах, с веночками на головах, бегают под ногами
или таращат глазки на руках у молодых мам.
Улыбка не сходит с лица. Это я о себе.
Праздник - одно слово. Первый день нового года!
Всем желаю праздника и всего НОВОГО! Всего, что пожелаете!
Новых стихов, эссе, прозы, новых радостей, новых книг, нового счастья, новых путешествий, новых ярких впечатлений!
Будьте все здоровы и будьте всегда с нами! Пишите нам! Пишите для нас!

                                                                                                                                                                                             Рада Полищук

24/09/2014

Дорогие друзья!
Общественная организация «Федеральная еврейская национально-культурная автономия» от всей души
поздравляет вас с праздником
Рош-а-Шана – новым 5775 годом!
Желаем вам, вашим родным и близким быть записанными в Книгу Жизни и Добрых Предначертаний
на сладкий и радостный новый год!

Успеха, процветания и добрых дел!


Президент ОО «ФЕНКА»                        В.Д. Штернфельд
Генеральный директор ОО «ФЕНКА»     Е.А. Михалева

22/09/2014

Читайте    на сайте в разделе "О "Диалоге" пишут"    первые отклики на новый "ДИАЛОГ", выпуск 13-14 наших авторов:
Зоя КОПЕЛЬМАН (Израиль), Виктор РАДУЦКИЙ (Израиль), Виктория ОРТИ  (Израиль), Светлана ШЕНБРУНН (Израиль), Елена АКСЕЛЬРОД (Израиль) и Слава ПОЛИЩУК (США), Мария АМОР (США)

19/09/2014


15 сентября 2014 года в Малом зале Центрального дома литераторов при полном аншлаге (гости стояли не только на ступенях зала, но и в фойе) прошел вечер
РОССИЯ – ИЗРАИЛЬ: ПОЭЗИЯ  И  МУЗЫКА
 
Презентация нового выпуска российско-израильского альманаха
«ДИАЛОГ» (издается в Москве с 1996 года),
главный редактор Рада ПОЛИЩУК
Общая атмосфера была приподнятая, было много цветов, звучали стихи российских и израильских авторов ДИАЛОГА, классическая музыка в переложении для виолончели и фортепиано, письма-отклики израильских авторов альманаха и первые впечатления российских авторов и читателей
 
в вечере приняли участие
Посол Государства Израиль в РФ г-жа Дорит Голендер,
российские авторы альманаха
 Кирилл Ковальджи, Лев Аннинский, Марк Розовский,  Герман Гецевич,
Александр Кирнос, Вера Чайковская, Борис Сребник  и другие,
друзья из России
Нина Габриэлян, поэт, художник
и из Израиля
поэт Светлана АКСЕНОВА-ШТЕЙНГРУД,
председатель содружества «Диалог» Елена БИРГАУЗ,
артисты-чтецы
Ольга АКАКИЕВА,  Карина НЕСМЕЯНОВА
 музыканты
 Максим ЗОЛОТАРЕНКО, виолончель
Максим БУЯНОВ, фортепиано
Вечер вели:  Кирилл КОВАЛЬДЖИ (Россия)
     Йоси ТАВОР (Израиль)
Рада Полищук (Россия)

29/06/2014

Дорогие друзья! Два дня назад вышел новый двухтомный (как всегда) выпуск российско-израильского литературного альманаха ДИАЛОГ, который издается в Москве с 1996 года. Гл. редактор Рада Полищук, соредактор Виктория Полищук, дизайн - Марат Закиров (бессменный наш друг), художник этого выпуска - Слава Полищук (США), его графикой был оформлен 1-й выпуск ДИАЛОГА, Слава тоже давний, верный друг. Спасибо всем! Спасибо нашим авторам из России, Израиля и других стран! Нашим переводчикам с иврита - низкий поклон! Поздравляю всех причастных к этому событию! Поздравляю наших читателей, которые ждали этот БУМАЖНЫЙ выпуск ДИАЛОГА. В последние годы ДИАЛОГ выходил в эл. виде - на нашем сайте "Альманах ДИАЛОГ". Но наши постоянные читатели просили БУМАЖНЫЙ ДИАЛОГ. Он есть! В двух томах почти 1000 полос текста. Как всегда - проза, поэзия, эссеистика, архивные материалы, очерки, пьесы, дебюты в разных жанрах, юбилейные и мемуарные подборки дорогих нам авторов, новая выставка в ГАЛЕРЕЕ - Проект "365" Славы Полищука и Аси Додиной. И многое другое.
Читайте, смотрите, пишите нам. Вечер проведем в сентябре. Ждем всех заинтересованных на вечер.
Желающее уже сейчас приобрести новый ДИАЛОГ, выпуск 13-14 обращайтесь к главному редактору ДИАЛОГА.

19/05/2014

ОТКРЫТИЕ ВЫСТАВКИ Виктории ПОЛИЩУК !!!


МИР ИНОЙ ОТКРЫЛСЯ МНЕ…
 

Выставка Виктории ПОЛИЩУК, филолога, художника, члена Международного художественного фонда, будет открыта с 26 мая по 9 июня 2014 года в выставочном зале Библиотеки-читальни им. И.С.Тургенева по адресу: Москва,  Бобров пер., 6, метро Тургеневская.





«Отдавайтесь впечатлению.
Если вы, действительно, растроганы,
искренность ваших чувств передастся другим»
Камиль Коро



В работах Виктории Полищук поражает многообразие букетов, а точнее – образов букетов, написанных вроде бы в одной манере, даже ваза одна и та же, но ничего из реальности – такой вазы вы у нее не найдете, да и цветов таких в природе нет. Сама художница называет их «метелки». Трудно говорить о ее букетах в конкретном значении, ибо в полном смысле букет – все, что ею сделано. Ее соцветия в их бесконечных сочетаниях – колористическая гармония красок, за которой – бесконечная игра воображения.

Пейзажи Виктории – своего рода состояние поющей души – цветомузыка, причем такая, которая звучит именно в ваших ушах, её художественный дар не просто позволяет индивидуально видеть слышимое, но делает на это ставку. Её яркая индивидуальность подразумевает индивидуальную  манеру восприятия – вне канонов и реальной действительности. Здесь царит только воображение – чистый художественный образ, у которого свое личное бытие и безграничная энергетика. А потому органично и естественно небо и земля – одного (зеленого) цвета, подводный мир – подобие небесного. Или наоборот? Она так видит или она это видела? Но почему-то это не вызывает сомнений. И опрокинутые  пространства не пугают. Таких цветов, деревьев, пейзажей вроде бы никто не видел, но где-то они существуют – в том измерении, в котором с планкой и линейкой делать нечего, в него попадает рука, не подчиняющаяся своему хозяину. Вот кредо свободы – независимость от всего и прежде всего – от собственного опыта, а в широком смысле – и человеческого опыта вообще, познаваемого нами всегда лишь с отрицательной стороны. Благодаря этому опыт картин Виктории становится надземным, вне тех банальностей, что переросли свою суть.

Манера рисования художницы – карандаш, сангина, пастель (масляная и карандашная), позже гуашь, акрил – зиждется на умении проникнуть в пространство света, который сам есть созидательная энергия, и открыть оттуда дверь к нам, в нашу реальность.  Сила воздействия рисунков Виктории Полищук в том, что при всей мощи их энергии (подчас – неистовой) они сохраняют деликатность и право на то, что рядом с тобой – другие миры, а следовательно, бесконечность миров художнических.

Декоративность работ Виктории Полищук – витражная ли, гобеленовая или панно (и не знаешь, где – верх, а где – низ) сродни рукоделью придумывания. Воссоздаваемый мир насыщен тягой к творчеству, а вдохновение в избытке отдает энергию, начисто лишенную элементов разрушений.

Художественное разнообразие рисунков Виктории Полищук несомненно и просматривается буквально во всем: в смелом, подчас и просто неожиданном сочетании красок, в игре линий, композиционной свободе. Не боится она и откровенной театральности, когда вроде бы нарисованное – всего лишь занавес, за которым сокрыто действо.

                                                                    


Е. Твердислова. «Кредо свободы»

Из книжки-буклета В. Полищук
«Я забрела случайно в этот мир…», 2008 г.

6/05/2014

Дорогие друзья!  
Поздравляем всех с 66-й годовщиной Независимости Государства Израиль.
Мира, добра и процветания всем!

14/04/2014

Дорогие друзья, авторы и читатели альманаха "ДИАЛОГ"!
В канун весеннего праздника Песах желаем вам и вашим близким мира и покоя, жизнелюбия, добра и процветания!
Пусть этот праздник принесет в каждый дом душевное тепло и радость!
Здоровья вам, благополучия и всего самого доброго!
Хаг Песах самеах! Веселого праздника Песах!

Рада Полищук
Виктория Полищук

07/04/2014

(фото взято со страницы Льва Александровича на Википедии)

К 80-летию со дня рождения Льва АННИНСКОГО

БУДЬТЕ СЧАСТЛИВЫ


Эти несколько слов о Льве Александровиче Аннинском неожиданно для себя начну с  поэтических строк:



Дочерям

Три девочки. Из тьмы небытия
Я вызволила их. Нежнейшие созданья!
Три веточки у дерева-меня,
Три звездочки в бездонном мирозданье.

 

Три ноты, зазвучавшие в тиши,
Три новых краски на палитре Бога,
Три разных версии моей души
Три тропки в жизнь от моего порога.

Александра Иванова-Аннинская



При жизни Александры Николаевны, Шуры, я не знала, что она пишет стихи. А узнав уже после – не удивилась. Не потому что она филолог, гуманитарий, не потому что жена Льва Аннинского.  Это скорее контраргумент – рискнуть писать стихи при таком муже надо иметь смелость или полную внутреннюю свободу и  просветленный, не омраченный извне,  заинтересованный взгляд на мир. В глазах Александры Николаевны не угасал этот свет любви, надежды, тепла.

Они прожили  вместе пятьдесят шесть лет. Вместе – значит  неразлучно. До последнего ее дня они шли, держась за руки.

Почему-то вспоминается Шоша, символ воистину неземной любви, привязанности, верности, соития душ.

Сердце разрывалось от вида этих крепко сцепленных рук.

«Сердце разрывается? На то оно и сердце… Господь молчит? На то оно и молчание…» Так написал Лев Александрович, по другому поводу, о моей книге «Семья, семейка, мишпуха».

На то оно и сердце, на то и молчание.

Помолчим и мы, прислушиваясь – то ли к голосам, окликающим нас из вечности, – куда они зовут? то ли к шагам, шелестящим в глубинах времени, – куда они ведут? Замрем на краткий миг в безмолвии памяти – и может быть, откроется главное и снизойдет покой…

Хотя «покой нам только снится». А Лев Александрович, мне кажется, видит во снах что-то другое, из прошлого или из будущего – не имеет значения. Он как профессиональный ткач вручную умеет вязать узелки на нитях, прочные и для постороннего глаза не заметные. В каком-то смысле прошлое и будущее для него едины – единое полотно, на которое наносится причудливый узор загадочной и непостижимой  картины под именем ЖИЗНЬ. Впрочем, для кого-то непостижимой, кто-то и голову ломать не будет, пытаясь разгадать главные СМЫСЛЫ. Но Лев Александрович любопытен, в его взгляде  всегда, сквозь печаль и усталость, которая, кажется, ему не свойственна,  светится луч познания, он ничего не принимает на веру, до всего хочет дойти сам, потрогать своими руками, может быть, попробовать на вкус. И назвать своим именем – от Аннинского. Ему все интересно, потому что «ничего чужого нет в природе».

Кому не нравится, кто не согласен – спорьте, назовите точнее, найдите сами.  Лев Александрович никогда не препирается ради любви к красивому слову, ради результата, чтобы последнее слово осталось за ним. Он щедро делится своими гипотезами, открытиями и сомнениями, ему нечего скрывать при всей противоречивости его изысканий. «В прошлом, – признается, – в христианские времена, я был бы, наверное, проповедником, миссионером, таков склад моего характера – я люблю разговаривать с людьми, люблю, когда меня слушают». Что ж тут плохого?

У каждого свой путь, свой поиск. «Ищите и обрящите…» Владейте словом, как владеет им Аннинский. И будьте счастливы, как умеет быть счастлив Лев Александрович, даже в самые лихие для себя времена.

Долголетия вам, Лев Александрович. Ад меа ве-эсрим – до 120!

Рада ПОЛИЩУК

01/04/2014

Сегодня 106-й  день рождения Льва Эммануиловича Разгона. С утра думаю о нем. Позвонил писатель Евгений Иглицкий, тоже вспомнил, захотел поговорить со мной о Льве Эммануиловиче. Повспоминали, погрустили. Первое Льву Эммануиловичу понравилось бы, второе нет. Он не любил грустить. А вот рюмку-другую водки выпить был не прочь, почти до самого конца. Почти...
Вот и мы с мужем, Александром Кирносом, сейчас выпьем, вспомним слова Л.Э.: "Новая эпоха начнется завтра... Все будет хорошо".
Присоединяйтесь! И все будет хорошо.

31/03/2014

Вчера, в последний день весны, исполнилось 11 лет со дня смерти Семена Израилевича Липкина. Перелистываю фотографии, радуюсь его улыбке - мудрой, доброй... Сидя на его могиле в Переделкине, слышу его тихий голос: "Что мы знаем, поющие в бездне?" Мне всегда казалось, я это не раз говорила, что Семен Израилевич знает все.
Теперь они снова вместе с Инной Львовной, им теперь не так страшно, не так одиноко...

21/03/2014

 10 марта в Москве в Центральном Доме литераторов, как всегда в переполненном зале, прошел творческий вечер Рады ПОЛИЩУК.

ПРОГРАММА ВЕЧЕРА

Рада ПОЛИЩУК

Представление новой книги прозы

«Я и Я. Странные странности». МИК, 2014

 

Лев АННИНСКИЙ, литературный критик

Елена ПАРШКОВА, директор издательства МИК

Владимир ГОПМАН, литературовед, публицист, переводчик

Нина КРАСНОВА, поэт

Александр КИРНОС, писатель

Надежда АЖГИХИНА, писатель, журналист,

секретарь Союза журналистов России

Нина ГАБРИЭЛЯН, писатель, художник

Ольга Постникова, писатель

 

Премьера в «Театре прозы Рады Полищук»


Моноспектакль «Я и Я»

для голоса и виолончели

 

Исполнители:

Артистка, лауреат конкурса чтецов Карина НЕСМЕЯНОВА

Виолончель -  артист оркестра Большого театра

 Максим ЗОЛОТАРЕНКО

Малый зал ЦДЛ


Нина Габриэлян, писатель, литературовед


Александр Кирнос, писатель


Владимир Гопман, литературовед


Нина Краснова, поэт


Лев Аннинский, писатель, литературовед  и  Рада Полищук


Рада Полищук


Книги Рады Полищук


Лев Аннинский


Надежда Ажгихина, писатель, журналист, председатель Союза журналистов России (1760)


Рада Полищук (1759)

17/03/2014

16 марта в Москве,  Малом зале Центрального Дома Литераторов  попрощались с Инной Львовной Лиснянской. Тепло, душевно, горько, бессильные перед непоправимостью ухода. Ее ухода и ее возвращения к нам весной, как мечтала. Пусть там, в краях нездешних, она встретится с Семеном Израилевичем, со всеми, кто дорог ей. И да упокоится ее душа с миром... А нам здесь будет светить ее талант, ее слово, ее вера, ее любовь.

12/03/2014

(Фотография взята с официального сайта Инны Львовны Лисинянской)


С горечью думаю о невосполнимой утрате – ушла из жизни Инна Львовна ЛИСНЯНСКАЯ, великолепная колдовская женщина, загадочная и значительная во всем, даже в неповторимом жесте, каким поправляет челку на лбу или закуривает как-то по-особенному свою тонкую папироску, а уж в слове – подавно.

Лена Макарова, дочь Инны Львовны,  опубликовала сегодня  ДИПТИХ Инны Лиснянской. Пронзительные  стихи, рвут душу. В каждом слове слышен голос Инны Львовны, биение ее сердца, ее тоска и любовь.

Светлая долгая вечная память


ДИПТИХ

 1.
Буйно желтеет сурепка, белеет ромашка, —
Слёзная горло моё сжимает петля.
Ежели к телу ближе своя рубашка,
Значит, к душе ближе своя земля.
Значит, прощай фиолетовое цветенье
Персика, смоквы оранжевый цвет,
Я отлетаю в землю свою в воскресенье,
Где в эту пору ещё и подснежника нет.
Солнце однако цветёт и исходит ручьями
Мартовский снег, и рвётся времени ткань.
Так и душа моя будет рваться ночами,
Видя во сне, как дочь поливает герань.

2.
Жирные листья нежили
Глаз на весеннем пиру.
Я возвращусь сюда, ежели
До осени не помру.

Слух мой увядший тешили
Птицы, качая листву.
Я возвращусь сюда, ежели
До осени доживу.

Сюда, где ангелы спешились
Над синею солью вод,
Душа возвратится, ежели
Телу не повезёт.

2004

БЛАГОДАРИМ ЗА НЕОЦЕНИМУЮ ПОМОЩЬ В СОЗДАНИИ САЙТА ЕЛЕНУ БОРИСОВНУ ГУРВИЧ И ЕЛЕНУ АЛЕКСЕЕВНУ СОКОЛОВУ (ПОПОВУ)


НОВОСТИ

Дорогие читатели и авторы! Спешим поделиться прекрасной новостью к новому году - новый выпуск альманаха "ДИАЛОГ-ИЗБРАННОЕ" уже на сайте!! Большая работа сделана командой ДИАЛОГА. Всем огромное спасибо за Ваш труд!


Поздравляем нашего автора Керен Климовски (Израиль-Щвеция) с выходом новой книги. В добрый путь! Удачи!


ХАГ ПУРИМ САМЕАХ! С праздником Пурим, дорогие друзья, авторы и читатели альманаха "ДИАЛОГ". Желаем вам и вашим близким мира и покоя, жизнелюбия, добра и процветания! Будьте все здоровы и благополучны! Счастливых всем нам жребиев (пурим) в этом году!
Редакция альманаха "ДИАЛОГ"


ДОРОГИЕ ДРУЗЬЯ! ЧИТАЙТЕ НА НАШЕМ САЙТЕ НОВЫЙ 13-14 ВЫПУСК АЛЬМАНАХА ДИАЛОГ В ДВУХ ТОМАХ. ПИШИТЕ НАМ. ЖДЕМ ВАШИ ОТЗЫВЫ.


ИЗ НАШЕЙ ГАЛЕРЕИ

Джек ЛЕВИН

Феликс БУХ


© Рада ПОЛИЩУК, литературный альманах "ДИАЛОГ": название, идея, подбор материалов, композиция, тексты, 1996-2017.
© Авторы, переводчики, художники альманаха, 1996-2017.
Использование всех материалов сайта в любой форме недопустимо без письменного разрешения владельцев авторских прав. При цитировании обязательна ссылка на соответствующий выпуск альманаха. По желанию автора его материал может быть снят с сайта.