«Диалог»  

Введите ваш запрос для начала поиска.

РОССИЙСКО-ИЗРАИЛЬСКИЙ АЛЬМАНАХ ЕВРЕЙСКОЙ КУЛЬТУРЫ
 

ГЛАВНАЯ > ДИАЛОГ-ИЗБРАННОЕ >  СИОНИЗМ В КОНТЕКСТЕ ИСТОРИИ

 

Выход сионизма на мировую арену

 

Теодор ГЕРЦЛЬ (Австрия)

(1860-1904)

 

Теодор Герцль родился 2 мая 1860 года в Будапеште. Он был единственным сыном состоятельного коммерсанта. Мать, обожавшая своего сына и до самой его смерти оказывавшая колоссальное воздействие на его душевную жизнь, внушала мальчику мечту о том, что ему суждено совершить нечто великое. В среде, к которой он принадлежал по рождению, подобные честолюбивые стремления никак не связывались ни с еврейскими, ни с венгерскими национальными проблемами. В Австро-Венгерской империи, да и вообще в Центральной Европе господствовала немецкая культура, и юный Герцль, жадно поглощавший книги и пробовавший свои силы в поэзии, стал мечтать о славе на поприще немецкой литературы.

Среднее образование Герцль получил в реальной гимназии в Будапеште. Когда ему исполнилось восемнадцать лет, умерла от тифа сестра Герцля, и семья переехала в Вену, где Герцль поступил на юридический факультет университета. В 1884 году он получил степень доктора юридических наук и около года служил в суде, занимая незначительную должность, но вскоре оставил юриспруденцию и всецело посвятил себя литературе. Он довольно быстро завоевал популярность как фельетонист (так в те времена называли журналиста, писавшего на общественно-политические и литературные темы) и драматург. В 1862 году он стал сотрудником редакции наиболее влиятельной венской газеты «Нойе Фрайе Прессе» и через год отправился в Париж в качестве ее постоянного корреспондента.

В творчестве Герцля, принадлежащем к досионистскому периоду, господствовал тон легкой иронии, переходившей порой в цинизм. В ранних его произведениях едва ли найдется и дюжина строк, посвященных евреям. Казалось, Герцль придерживался взглядов, общепринятых среди европеизированных еврейских интеллигентов девятнадцатого века: человечество движется по пути прогресса, а потому полная ассимиляция является и желательной, и неизбежной. Но тот эмоциональный взрыв, который должен был вскоре перевернуть жизнь Герцля и привести к возникновению политического сионизма, имел истоки во впечатлениях и переживаниях всей предшествующей жизни.

В детстве Герцль действительно получил весьма поверхностное еврейское образование, но все же дед его Шимон Лейб, друг и сподвижник Алкалая, дожил до дня бар-мицвы внука и приехал в Будапешт поздравить его. Учась в университете, Герцль познакомился с новейшей расистски-теоретической разновидностью антисемитизма, отразившейся в писаниях Е. Дюринга. Не обошлось и без непосредственного столкновения с антисемитизмом. Так, Герцль вышел из студенческого общества, к которому принадлежал, после того, как его ищи приняли участие в собрании, посвященном памяти Вагнера*, переем в антисемитскую манифестацию.

Оказавшись в Париже, Герцль увидел, что антисемитизм приобретает растущее влияние в политической жизни Франции. Автор нашумевшей книги «Еврейская Франция», ставшей классикой французского антисемитизма, Эдуард Дрюмон незадолго до приезда Герцля основал газету, привлекавшую крикливую, хотя покуда и малочисленную аудиторию. Герцль послал в свою редакцию подробный отчет о происходящем во Франции и в комментарии высказал мысль о том, что ненависть к евреям используется повсюду как взрывчатая смесь, позволяющая отвлечь революционную ярость масс от истинных бедствий общества.

Теперь еврейская проблема оказалась в центре внимания Герцля. В результате двух лет раздумий, душевных и идейных колебаний родилась пьеса «Новое гетто», главный герой которой, доктор Якоб Самуэль, списан с автора. Самуэль погибает на дуэли, крича, что хочет вырваться вон из гетто, однако развитие действия безоговорочно свидетельствует о том, что даже наиболее ассимилированные из евреев заключены в невидимое гетто, отгороженное от остального мира. Герцль еще верил, что между евреями и христианами возможно лучшее взаимоотношение. Надеждам этим положило конец «дело Дрейфуса».

В 1894 году капитан Альфред Дрейфус, служивший во французском Генеральном  штабе, был обвинен в шпионаже в пользу Германии. Герцль должен был посылать в свою газету подробные отчеты о суде над Дрейфусом и его воздействии на общественное мнение Франции. Он присутствовал на церемонии разжалования, когда с Дрейфуса сорвали погоны и под барабанную дробь вывели за ворота. Для Герцля это был тяжелый удар, а вопли толпы за оградой Марсова поля «А bаs Juifs!» («Долой евреев!» - фр.) навсегда сделали его сионистом.

В начале мая 1895 года Герцль попросил аудиенцию у барона Мориса де Гирша, основателя Еврейского колонизационного общества, занимавшегося организацией еврейских поселений в Аргентине, стремясь заинтересовать барона идеей создания еврейского национального государства. После этой беседы он направил де Гиршу пространное письмо (от 3 июня 1895 года), где впервые выразил свои идеи в письменной форме. Но барон де Гирш не внял доводам Герцля, и тот обратился к Ротшильдам, надеясь найти у них поддержку. За пять дней, точно в лихорадке, написал он в своем дневнике шестидесятипятистраничную статью - в сущности, набросок «Еврейского государства», - которую озаглавил «Обращение к Ротшильдам».

«Я нашел решение еврейского вопроса. Я знаю, это кажется безумием; и вначале меня не раз назовут безумцем - пока правда того, что я говорю, не бу-
дет признана во всей своей потрясающей силе», – писал Герцль в этом обращении.

Переработав статью и с трудом найдя издателя, Герцль в феврале 1896 года выпустил в свет книгу «Еврейское государство». Последние восемь лет его жизни, хотя  Герцль и продолжал для заработка служить литературным редактором «Нойе Фрайе Прессе», были заполнены исступленной, сверхчеловечески напряженной сионистской деятельностью. Еще до созыва сионистского конгресса он основал еженедельник «Ди Вельт» - печатный орган сионистского движения, гордо назвав, его  «Judenblatt» («Еврейский листок»), - именно так называли антисемиты ряд либеральных европейских газет, владельцами которых являлись евреи (стоит добавить, что издатели эти были совершенно ассимилированными и большинство из них упоминало о деятельности Герцля в своих газетах лишь для того, чтобы наградить его титулом безумца и авантюриста).

В августе 1897 года более двухсот делегатов со всего еврейского мира собрались по призыву Герцля в Базеле, чтобы создать Всемирную сионистскую организацию. Здесь была торжественно провозглашена цель организации: «Сионизм стремится обеспечить еврейскому народу пользующийся признанием общества и закона Национальный очаг в Палестине». На последующих сионистских конгрессах, а их состоялось при жизни Герцля шесть, были выработаны все существующие и поныне организованные формы движения.

Для самого Герцля самым важным аспектом его деятельности была дипломатия. Он вел переговоры с Турецким султаном и кайзером Вильгельмом, с королем Италии и Папой Пием X - но по прихоти судьбы единственный крупный успех Герцля на международной арене чуть было не привел к краху сионистского движения.

В 1903 году правительство Великобритании предложило Герцлю создать самоуправляющуюся еврейскую колонию на обширных территориях, расположенных в Северной Африке, в Уганде. На Шестом сионистском конгрессе - последнем, в котором он участвовал, - Герцль выступил за принятие этого плана, но не в качестве замены возвращения в Сион, а в качестве проекта «временного убежища» для еврейского народа (в тот год произошел кровавый погром в Кишиневе, и потому задача подыскания подобного убежища казалась исключительно срочной). Благодаря своему авторитету Герцлю удалось добиться поддержки большинства делегатов предложения об изучении плана Уганды, но российские сионисты во главе с молодым Хаимом Вейцманом объединились и выступили против него. Практических последствий план этот не имел, поскольку около года спустя английское правительство само отказалось от него. Однако драма, разыгравшаяся вокруг обсуждения угандийского проекта, сыграла огромную роль в истории сионистского движения, ибо она навсегда наложила на него отпечаток непоколебимой приверженности идее создания государства в Сионе, и только в Сионе.

Изнуренный острой полемикой на конгрессе и своей неимоверно напряженной деятельностью, Герцль скончался сорока четырех лет от роду - 3 июля 1904 года. Он был похоронен в Вене, но сорок пять лет спустя, 17 августа 1949 года, самолет, украшенный бело-голубым флагом молодого Государства Израиль, перенес останки Герцля в страну, главным зодчим которой он был*.

 

ПЕРВАЯ ЗАПИСЬ В ДНЕВНИКЕ

Шавуот 1895

Я занимался в течение некоторого времени работой, имеющей неизмеримое значение. Не могу сегодня сказать, завершил ли я ее. Она кажется какой-то гигантской мечтой, но она заполнила всего меня, пронзила даже мое подсознание; она сопровождает меня, куда бы я ни шел, царит над моими обычными, каждодневными разговорами, заглядывает через плечо в мои мелкие, комичные, журналистские дела, тревожит меня и опьяняет.

К чему она приведет, предположить пока невозможно. Но чувство говорит мне, что это нечто удивительное даже как мечта и что я напишу об этом – если не для памяти человечества, так для собственного удовольствия и раздумий в последующие годы. А может быть, результатом будет среднее между этими двумя возможностями: обогащение литературы. Если романтика не становится фактом, то по крайней мере пусть факт станет романтикой. Заглавие: «Земля Обетованная»!

ЕВРЕЙСКОЕ ГОСУДАРСТВО

Опыт новейшего разрешения еврейского вопроса 

Предисловие

Мысль, которую я хочу изложить в этом сочинении, уже очень стара. Я говорю о восстановлении еврейского государства. Мир, преисполненный негодования против евреев, будит уснувшую мысль, вызывая на размышления. Я ничего не выдумываю, в чем легко можно убедиться, так сказать, воочию из всего моего исследования в общем и в каждом пункте его в частности. Я не выдумываю ни положения евреев, ставшего достоянием истории, ни средств для спасения их. Те данные, которые я предпосылаю, на самом деле всем ясны и могут быть осязаемы чуть ли не руками. Но если б я хотел обозначить каким-нибудь именем эту попытку разрешения еврейского вопроса, то я назвал бы ее не фантазией, а «комбинацией» в высшем смысле этого слова. Относительно же такого  понятия, как утопия, я должен предварительно сказать несколько слов, чeм, собственно, и хочу предохранить поверхностных исследователей от ошибки, в которую они могут впасть. На самом-то деле ведь нет никакого стыда в том, что пишут человеколюбивые утопии. Напротив, мне удалось бы таким образом еще легче справиться со своим желанием, если бы я своим читателям - кому это, понятно, будет интересно - изложил свой план в виде неизви-нительного описания какого-нибудь романа, но это все-таки была бы не такая сентиментальная утопия, какую обыкновенно представляли себе до и после Томаса Мора. Я глубоко убежден, что положение евреев в различных странах достаточно печально, даже слишком печально, чтобы из него делать какие-нибудь безделушки. Чтобы понять разницу между моей конструкцией и какой-нибудь утопией, я укажу на очень интересную книгу последних лет - сочинение доктора Г. Герцля «Свободная страна». Это целый ряд довольно осмысленных фантазий, предложенных вполне современным национал-экономическим умом, которые применимы к жизни так же, как и горы экватора, на которых расположена эта воздушная община. «Свободная страна» есть механизм со многими колесами и  зубчиками, сцепленными друг с другом, но ничто мне не указывает на то, что  ими можно пользоваться; даже и в том случае, если я увижу это общество «Свободной страны» уже созданным, я все-таки посчитаю это за шутку.

Таким образом, вся несостоятельность этих фантазий ясно видна из предыдущего. В проекте же, предложенном мною, заключается, в сущности, ходатайство предупредительной силы. Я только вычерчиваю колесики и зубчики для постройки машины - исключительно в той надежде, что найдутся лучшие механики, чем я, которые, положившись вполне на мою долголетнюю опытность и воспользовавшись предложенным мною материалом, исполнят это дело лучше моего.

Я вполне надеюсь на принудительную силу как на лучший двигатель, ибо в данном случае эта сила может многое сделать. А что является лучшим двигателем, лучшей силой, как не еврейская нужда? Ведь голь на выдумки хитра! Кто же станет отрицать, что эта сила не основательна? Стоит только вспомнить о паре, который образуется в котле благодаря нагреванию, чтобы понять все значение принудительной силы. Накопившись в котле, он приподнимает крыщку его и даже разрывает котел, если не находит для себя выхода. Этот пар есть те палестинские и другие общества, которые создаются с целью бороться против антисемитизма. Итак, намереваясь этим вопросом заняться подробнее в главе о причинах антисемитизма, я здесь повторяю только, что эта сила, имея любой какой угодно вид, но разумно направленная, достаточно могущественна, чтобы двигать большую машину. Я глубоко убежден в том, что я прав, но я не знаю, признают ли мою правоту. Первые, кого коснется это движение, едва ли увидят свой славный конец, но уже чутьем достигается возвышенная уверенность и счастливое сознание внутреннего счастливого существования. Но чтобы в этом проекте нельзя было заподозрить утопии, я хочу также быть аккуратным и в главных деталях обрисовки. Я вполне при этом подготовлен к тому, что бессмысленная насмешка попытается карикатурно ослабить все предпосланное мной; и даже за примером не надо далеко ходить. Так, один еврей, довольно умный во всем остальном, еврей, которому я объяснил все вышеизложенное мной, сказал: «Все представленное как будущее благо, есть только утопия», - но это ошибочно. Всякий министр, например, финансов имеет дело в своих бюджетах с предполагаемыми цифрами, и не только с такими, прототип которых он имеет уже в прошлых годах, но и с такими цифрами, которые он надеется получить при введении какого-нибудь нового налога, ибо нельзя рассуждать о бюджете, не зная приблизительно цифр его доходов и расходов, - но будут ли поэтому все финансовые предприятия считаться утопиями, когда известно, что нельзя в точности определить итога? Но я ставлю своим читательницам и читателям более суровое и, если хотите, более странное требование. Я прошу образованных людей, к которым я главным образом обращаюсь и которым дороги интересы еврейского народа, вспомнить и изучить некоторые старые мысли; я обращаюсь к лучшим евреям, которые деятельно занимались разрешением еврейского вопроса, предлагая им категорически признать свои попытки ошибочными и недействительными. При изложении своей идеи мне придется бороться с опасностью, ибо если я скрою все, что предстоит в будущем, то покажется, что я сам не верю в возможность ее осуществления; если же я буду говорить против действительности, то все это, пожалуй, покажется бессмыслицей, пустой мечтой; поэтому я утверждаю, что верю в возможность исполнения своей мысли, если даже я не окажусь в состоянии найти конечную форму ее. Еврейское государство - это мировая потребность, и, следовательно, оно будет создано. Но если эта мысль будет достоянием только одного лица, то она на самом деле покажется странной, а если с этим согласятся одновременно многие евреи, то это окажется вполне возможным, и исполнение не будет представлять собой особенных трудностей. Все дело зависит от числа последователей, так что, может быть, наши молодые люди, молодое поколение, которому уже и теперь закрыты все пути и которое в новом государстве найдет полную возможность достигнуть чести, свободы и счастья, - может быть, говорю я, оно позаботится о распространения этой идеи.

С опубликованием этой работы я лично считаю свою задачу исполненной, и опять возьмусь за перо только в том случае, если к этому меня принудят мои противники или если снова придется опровергнуть или устранить ошибки. Если то, что я сейчас здесь пишу, еще не подтверждается, если страдания евреев, может быть, еще не так велики и я опередил свое время, то поживем и посмотрим. От самих евреев теперь зависит, чтобы это сочинение не оказалось только выдумкой. Если теперешнее поколение еще слишком глухо, то придет другое, более возвышенное, лучшее. Евреи, которые захотят, будут иметь свое государство, вполне его заслуживши.

1896 г.

_______________________________

♦ Вильгельм Рихард Вагнер (1813-1883) - известный немецкий композитор, антисемитские взгляды которого нашли выражение во многих его сочинениях, в том числе в особой брошюре «Жидовство в музыке».

♦ Могила Герцля находится на горе Герцля в Иерусалиме, неподалеку - музей, экспозиция которого посвящена его жизни и деятельности. На горе Герцля проходят торжества в День независимости Израиля. День смерти Т.Герцля ежегодно отмечается чтением его произведений и другими мероприятиями.

<< Назад - Далее >>

Вернуться к Выпуску "ДИАЛОГ-ИЗБРАННОЕ" >>

БЛАГОДАРИМ ЗА НЕОЦЕНИМУЮ ПОМОЩЬ В СОЗДАНИИ САЙТА ЕЛЕНУ БОРИСОВНУ ГУРВИЧ И ЕЛЕНУ АЛЕКСЕЕВНУ СОКОЛОВУ (ПОПОВУ)


НОВОСТИ

Дорогие читатели и авторы! Спешим поделиться прекрасной новостью к новому году - новый выпуск альманаха "ДИАЛОГ-ИЗБРАННОЕ" уже на сайте!! Большая работа сделана командой ДИАЛОГА. Всем огромное спасибо за Ваш труд!


Поздравляем нашего автора Керен Климовски (Израиль-Щвеция) с выходом новой книги. В добрый путь! Удачи!


ХАГ ПУРИМ САМЕАХ! С праздником Пурим, дорогие друзья, авторы и читатели альманаха "ДИАЛОГ". Желаем вам и вашим близким мира и покоя, жизнелюбия, добра и процветания! Будьте все здоровы и благополучны! Счастливых всем нам жребиев (пурим) в этом году!
Редакция альманаха "ДИАЛОГ"


ДОРОГИЕ ДРУЗЬЯ! ЧИТАЙТЕ НА НАШЕМ САЙТЕ НОВЫЙ 13-14 ВЫПУСК АЛЬМАНАХА ДИАЛОГ В ДВУХ ТОМАХ. ПИШИТЕ НАМ. ЖДЕМ ВАШИ ОТЗЫВЫ.


ИЗ НАШЕЙ ГАЛЕРЕИ

Джек ЛЕВИН

Феликс БУХ


© Рада ПОЛИЩУК, литературный альманах "ДИАЛОГ": название, идея, подбор материалов, композиция, тексты, 1996-2017.
© Авторы, переводчики, художники альманаха, 1996-2017.
Использование всех материалов сайта в любой форме недопустимо без письменного разрешения владельцев авторских прав. При цитировании обязательна ссылка на соответствующий выпуск альманаха. По желанию автора его материал может быть снят с сайта.