«Диалог»  

Введите ваш запрос для начала поиска.

РОССИЙСКО-ИЗРАИЛЬСКИЙ АЛЬМАНАХ ЕВРЕЙСКОЙ КУЛЬТУРЫ
 

ГЛАВНАЯ > ДИАЛОГ-ИЗБРАННОЕ > ТЕАТР

Лена СОКОЛОВА (ПОПОВА) (Россия)

«АНТИТЕАТР» ХАНОХА ЛЕВИНА

П р е д и с л о в и е

Посвящается моему другу и учителю Зое Копельман

Израильский драматург Ханох Левин родился в религиозной семье в декабре 1943 года в бедном квартале Тель-Авива, на улице Рош Пина. Его родители, Малка и Исраэль Левин, приехали в Израиль из Лодзи в 1935 году с девятимесячным первенцем, Давидом, на руках. Это была так называемая пятая алия* евреев из Германии и Восточной Европы.

Свое первое стихотворение Ханох Левин написал детскими печатными буквами во время очередной бомбежки тель-авивского автовокзала, по соседству с которым они жили, - Израиль отстаивал свою независимость в войне 1948 года.

Ханох учился в частной религиозной школе. Когда ему исполнилось тринадцать, от инфаркта скончался его отец, и врач констатировал смерть на глазах у мальчика. После смерти отца небогатая семья впала в еще большую нужду, мать не могла оплачивать его учебу и решила, что сын должен идти на заработки. Тогда он перешел в бесплатную вечернюю школу рабочей молодежи и одновременно начал подрабатывать курьером.

Брат Ханоха Давид, который был старше его на девять лет, в пятидесятые годы работал помощником режиссера в Камерном театре1. С детства Ханох постоянно крутился среди актеров и не упускал случая бесплатно посмотреть очередной спектакль. 

В июне 1961, окончив школу, Ханох Левин пошел в армию, а после армии сразу поступил в Тель-Авивский университет.

В университете студент Ханох Левин не только изучал литературоведение и философию, но и начал литературную карьеру: печатал свои солдатские стихотворения и небольшие зарисовки в сатирическом разделе «Записки на заду» студенческой газеты «Дикобраз», а также в газете «Ха-арец» и другой израильской периодике. Когда после очередного выпуска «Дикобраза» четыреста разгневанных студентов заявили, что Ханох Левин оскорбил их чувства, будущий драматург не замедлил выразить им благодарность: «Спасибо вам, как раз на это я и рассчитывал». Так, с самых первых публикаций провокационные сочинения Левина и гневные протесты возмущенных зрителей и читателей стали неотъемлемой частью его драматургической карьеры.

В августе 1968 года, в то время как большинство израильтян все еще были опьянены быстрой победой в Шестидневной войне, Ханох Левин написал и поставил сатирическое кабаре «Ты, я и будущая война» («Ат, Ани ве-а-мильхама а-баа»). В этом кабаре, по словам самого драматурга, он хотел охладить пыл и восторги израильтян по поводу ошеломительного военного успеха. Содержание пьесы бросило вызов общественному мнению, постановки сопровождались скандалами, их пытались бойкотировать, а критики клеймили автора, называя его «урод», «душевнобольной», «коммунист».

После окончания университета Левин начал регулярно писать для Камерного театра, а также сотрудничал с национальным театром «Габима» в Тель-Авиве и Хайфским городским театром. Его первыми и весьма нашумевшими пьесами были «Соломон Грипп» (1969) и «Царица ванной комнаты» («Малькат а-амбатья», 1970), однако считается, что творческой зрелости он достиг в пьесе «Хефец»2, которая была поставлена в 1972 году в Хайфе Одедом Котляром. Как правило Левин сам ставил свои пьесы, и актеры признавались, что на его репетициях возникала особая атмосфера, так что за несколько лет вокруг драматурга сплотилась постоянная труппа: Амнон Мескин, Одед Котляр, Альберт Коэн, Йосеф Кармон и другие. 

Спектакли Левина всегда были событием в культурной жизни Израиля. Драматург беспощадно критиковал израильское общество, оно же отвечало ему либо искренней благодарностью, либо непримиримой враждой. Однако как частное лицо Ханох Левин остался в памяти тех, кто его знал, доброжелательным и скромным человеком, который больше всего опасался ранить кого бы то ни было. Он никогда не реагировал на резкие выпады в свой адрес и не пытался оправдаться. Его мать заняла ту же позицию: «Мне нечего вам сказать по поводу его спектаклей. Кому не нравится, пусть не приходит», - ответила она журналистке из газеты «Новости» в марте 1984 года.

В начале 90-х у Ханоха Левина обнаружили злокачественную опухоль. В период болезни он написал еще две пьесы. Преданные актеры навещали его и проводили репетиции прямо в палате. Он был очень этому рад, и у друзей затеплилась надежда, что работа над новыми пьесами поможет Ханоху выздороветь, поставит его на ноги. Однако этого не случилось. Ханох Левин, лауреат многих литературных и театральных премий как в Израиле, так и за рубежом, скончался в августе 1999 года в возрасте пятидесяти пяти лет. Он написал около пятидесяти пьес, тридцать четыре из которых были поставлены на сцене еще при жизни автора. По количеству созданного его сравнивают с хорошо известным израильским театралам А.Н. Островским, а по умению одним штрихом нарисовать узнаваемый характер - с Н.В. Гоголем.

Драматургия Ханоха Левина в известной степени «однобока». Он снова и снова разрабатывает одни и те же темы: современное общество потребления, в котором физиологические нужды человека и их удовлетворение являются наивысшей и даже единственной целью. Левин лепит своих героев нарочито выпукло, гротескно, но иногда утрированная гиперболичность приводит к карикатуре и наносит ущерб художественной полноте произведения. Модную в 60-е годы в Израиле философию экзистенциализма Левин подменил прагматикой экзистенции: еда, деньги, секс. Драматург будто отделил «тело» от «души» и, расписывая тело со всеми его потребностями и потрохами, напрочь забыл о душе. В мире Ханоха Левина нет духовности, нет Бога. Этот мир максимально приземлен.

Драматург жестоко высмеивает поведенческие установки, принятые в израильском обществе, где, как он считает, под смыслом жизни понимается успех, выгодный брак и деторождение. Его коробит отношение израильтян к деньгам и к собственности. Однако благодаря методу изображения местные черты действительности в произведениях Ханоха Левина приобретают универсальный смысл, отчего его пьесы с успехом ставятся и с аншлагом идут на мировой сцене.

Определить жанр, в котором работал драматург, задача не из легких. Манера его, как правило, эклектична, в ней различимы приемы разных видов мировой драматургии, таких как театр абсурда, комедия, трагифарс, пародия, черная комедия (dark comedy), буффонада, комедия масок (commedia del arte). Преобладают в его творчестве политическая сатира, социальная сатира и фарс с элементами «черной комедии». К политической сатире принято относить пьесу «Царица ванной комнаты» (премьера состоялась в Камерном театре в 1970 году), а также упомянутое выше литературное кабаре «Ты, я и будущая война» (специальная антреприза, 1968). Пьесы «Хефец» (Хайфский театр, 1972) и «Торговцы резиной»3 («Сохрей гуми»; Камерный театр, 1978) представляют собой острую социальную сатиру. К жанру фарса-гротеска можно отнести драму «Шиц»4 (Хайфский театр, 1975). Несмотря на сарказм и цинизм, Левин умеет проникновенно затронуть вечные темы сценического искусства нового времени: робость маленького человека, его потребность в любви, страх смерти и растерянность перед пустотой и бессмысленностью существования.

Излюбленным приемом Левина является игра на дисгармонии стилистических регистров и тематических планов, он использует как элементы бурлеска, излагая низкий предмет высоким стилем, так и элементы травестии, когда высокий предмет облекается в оболочку вульгарной речи и непристойностей.

Известно, что в 50-х годах прошлого века во Франции произошла своего рода театральная революция. До того французский драматический театр изрядно отставал от динамично развивавшихся музыки и живописи и воспринимался как рутинная область искусства. Придерживаясь сложившихся традиций и приемов, театр упорно противился новаторству, предполагавшему принципиально иной подход к отображению мира.

Первой атакой на традиционный театр принято считать антидраму Ионеско «Лысая певица» («The bald soprano», или «La cantatrice chauve», 1950), с которой связывают представление о театральном абсурдизме. Эжен Ионеско5 до сих пор является одним из ведущих представителей алогичной, трагикомической драмы, получившей название «театр абсурда». В ранних фарсах и аллегориях Ионеско взрывал алогизм языковых штампов и пародировал автоматизм трафаретного обывательского мышления, банальные житейские ситуации у него выглядели как буффонада и оттого - крайне нелепо. 

Эжен Ионеско опирался на опыт сюрреалистов и дадаистов, особенно в том, что касается языка. Он добивался деавтоматизации фразеологизмов и привычного пустословия, помещая высказывания в странный контекст, выворачивал слова и положения наизнанку, будто хотел посмотреть, что скрывается там внутри. Почти двадцать лет спустя Ханох Левин начал аналогичную работу в отношении еврейских и израильских «общих мест», прописных религиозно-традиционных истин и современных сионистских и прочих идеологических клише. Иногда словесная игра и смысловые перевертыши оказываются художественной самоцелью, и если в начале пьесы зритель еще узнает и понимает суть происходящего, то к ее концу осмысленность ситуаций тонет в лавине абсурда и гротеска, и связь с реальностью рвется.

Ханох Левин не довольствуется брехтовским подходом к эпическому театру как к действу, о котором декларативно заявляют, что оно не принадлежит реальному миру зрителя. Левин поступает иначе и заставляет своих персонажей быть одновременно и лицедеями, и героями пьесы, причем герои словно вышли из среды зрителей. Так, героиня пьесы Левина «Торговцы резиной» Бела Берло говорит залу: «...три несчастных человека встали на дощатом помосте среди картона и тряпок и перемалывали там два долгих часа нашу жизнь, как будто есть там что-нибудь такое, чего мы не знаем». «Картон и тряпки» - это театральные декорации, «помост» - это, безусловно, сцена, а «три несчастных человека» - персонажи. Однако речь идет уже не столько о спектакле, сколько о жизни, общей как для героев, так и для зрителей. Устами Белы Берло Левин заявляет: на сцене играют жизнь, но, в отличие от Ионеско, это не только жизнь тех, кто на сцене, но и жизнь зала. Воздвигнутая Брехтом перегородка между сценой и зрительным залом снова снесена, но с иным эффектом.

В постановках Ханоха Левина, так же как у многих драматургов «нового» театра, например, Пиранделло, о котором речь пойдет ниже, или Ионеско, приемы реалистического театра, где задача актеров - казаться настоящими людьми, где декорации выдаются за настоящий дом, а вымышленные события - за реальные, больше не используются. Теперь актеры - это актеры, сцена - это сцена, и то, что на ней происходит, на самом деле происходит со зрителями, только в другом месте и в другое время.

Говоря о Ханохе Левине, нельзя не упомянуть об итальянском драматурге, новеллисте и романисте Луиджи Пиранделло6, который, безусловно, оказал существенное влияние на театральную ориентацию израильского драматурга. Международное признание Пиранделло принесла пьеса «Шесть персонажей в поисках автора» («Sei personaggi in cerca d'autore», 1921), которая с огромным успехом прошла на сценах Лондона и Нью-Йорка. В этой пьесе автор ставит риторический вопрос: что есть реальность? Спектакль начинается без декораций, на сцене директор театра готовит к постановке пьесу Пиранделло. Из пустого зрительного зала появляются шесть «персонажей», заявляющих, что их историю следовало бы рассказать. Персонажи распределяются между актерами, как «роли». По ходу действия персонажи, все более недовольные игрой актеров, постепенно переходят на сцену. Там они играют свою собственную драму с жестоким и трагическим концом. Таким образом, они корректируют театральную реальность, вторгаются в нее и создают свое, выверенное жизнью искусство.

 __________________________________

1 Театр «Камери» в Тель-Авиве.

2 Русский перевод Бориса Борухова (журнал «Солнечное сплетение», № 18-19. Иерусалим, 2001. Журнал также выставлен в интернете).

3 Русский перевод Валентина Красногорова (в журнале «Двадцать два», № 103, Тель-Авив, 1997, а также книге «Антология ивритской литературы XIX-XX веков в русских переводах». М.: Изд. РГГУ, 1999, 2000).

4 Русский перевод Натальи Сергеевой (в журнале «Современная драматургия», № 3. Москва, июль-сентябрь 1994).

5 Эжен Ионеско (1909, Румыния - 1994, Франция) - французский драматург, член Французской Академии с 1970 года. Кроме вышеупомянутой «Лысой певицы» см. также его пьесы: «Стулья» («Les chaises», 1952) и «Амадей, или Как от него избавиться» (1954). Первое издание на русском языке: Ионеско Эжен. Лысая певица. М.: Известия (б-ка ж-ла «Иностранная литература»), 1990.

6 Луиджи Пиранделло (1867-1936) в 1934 году был удостоен Нобелевской премии по литературе за творческую смелость и изобретательность в возрождении драматургического и сценического искусства. Творчество Пиранделло повлияло на таких выдающихся европейских драматургов, как Жан Ануй, Жан Поль Сартр, Сэмюэл Беккет, Эжен Ионеско, Жан Жене.
 

Ханох ЛЕВИН (Израиль). Скетчи. Перевод с иврита Лены СОКОЛОВОЙ (ПОПОВОЙ) (Россия)

<< Назад - Далее >>

Вернуться к Выпуску "ДИАЛОГ-ИЗБРАННОЕ" >>

БЛАГОДАРИМ ЗА НЕОЦЕНИМУЮ ПОМОЩЬ В СОЗДАНИИ САЙТА ЕЛЕНУ БОРИСОВНУ ГУРВИЧ И ЕЛЕНУ АЛЕКСЕЕВНУ СОКОЛОВУ (ПОПОВУ)


НОВОСТИ

Дорогие читатели и авторы! Спешим поделиться прекрасной новостью к новому году - новый выпуск альманаха "ДИАЛОГ-ИЗБРАННОЕ" уже на сайте!! Большая работа сделана командой ДИАЛОГА. Всем огромное спасибо за Ваш труд!


Поздравляем нашего автора Керен Климовски (Израиль-Щвеция) с выходом новой книги. В добрый путь! Удачи!


ХАГ ПУРИМ САМЕАХ! С праздником Пурим, дорогие друзья, авторы и читатели альманаха "ДИАЛОГ". Желаем вам и вашим близким мира и покоя, жизнелюбия, добра и процветания! Будьте все здоровы и благополучны! Счастливых всем нам жребиев (пурим) в этом году!
Редакция альманаха "ДИАЛОГ"


ДОРОГИЕ ДРУЗЬЯ! ЧИТАЙТЕ НА НАШЕМ САЙТЕ НОВЫЙ 13-14 ВЫПУСК АЛЬМАНАХА ДИАЛОГ В ДВУХ ТОМАХ. ПИШИТЕ НАМ. ЖДЕМ ВАШИ ОТЗЫВЫ.


ИЗ НАШЕЙ ГАЛЕРЕИ

Джек ЛЕВИН

Феликс БУХ


© Рада ПОЛИЩУК, литературный альманах "ДИАЛОГ": название, идея, подбор материалов, композиция, тексты, 1996-2017.
© Авторы, переводчики, художники альманаха, 1996-2017.
Использование всех материалов сайта в любой форме недопустимо без письменного разрешения владельцев авторских прав. При цитировании обязательна ссылка на соответствующий выпуск альманаха. По желанию автора его материал может быть снят с сайта.