«Диалог»  

Введите ваш запрос для начала поиска.

РОССИЙСКО-ИЗРАИЛЬСКИЙ АЛЬМАНАХ ЕВРЕЙСКОЙ КУЛЬТУРЫ
 

ГЛАВНАЯ > ДИАЛОГ-ИЗБРАННОЕ > ОЧЕРКИ, ЭССЕ, ЛИТЕРАТУРНЫЕ ЗАРИСОВКИ

Хамуталь БАР-ЙОСЕФ (Израиль)

 

МЕТАФОРЫ - ЗАГАДОЧНЫЙ ЯЗЫК

ИЗРАИЛЬСКАЯ ПОЭЗИЯ - ЕВРЕЙСКАЯ ЛИ ОНА?

Несколько лет назад я слушала в Бостоне лекцию писателя Аарона Аппельфельда о том, что происходит в израильской литературе. Он сказал, что израильская литература является «региональной», местной; великая традиция еврейской литературы - традиция Гейне, Кафки и Агнона - почти пресеклась в Израиле с уходом последнего. Он не сказал, кто её всё-таки продолжает; во всяком случае, из его слов можно было понять, что интересующийся традицией еврейской литературы, не найдёт почти ничего в литературе израильской. Верно ли это, точно ли? - недоумевала я тогда в состоянии некоторой подавленности, и пережила это снова, когда мне, в рамках программы изучения еврейской культуры, пришлось преподавать новую ивритскую литературу в Московском университете  и убедиться, что в Москве, как и во многих других местах, не уверены в уместности включения израильской литературы в программу для еврейских студентов, интересующихся своими корнями. Я задалась вопросом: неужели поэзия Генриха Гейне, Осипа Мандельштама и Пауля Целана является более еврейской, чем поэзия таких поэтов, как Ури Цви Гринберг, Натан Альтерман, Хаим Гури, Амир Гильбоа, Иегуда Амихай, Дан Пагис, Зельда, Моше Сартель, Итамар Яоз-Кест, Яир Горовиц, Адмиэль Косман, Ривка Мирьям, Йонадав Каплун, Хава Пинхас-Коэн, Йосеф Озер, Шалом Рацхаби, Мирон Изаксон, Эстер Этингер, Таня Адар, Рут Блумерт,  Шуламит Хава Леви, Браха Корзакова, Амира Гесс, Эйла Бат-Цион, Шимон Шлуш, Хавива Пдая? И перечень этот, конечно, не полон.

20 сентября 1967 года Йона Волах, молодая поэтесса, родившаяся в Израиле и жившая в Тель-Авиве, писала Зельде, религиозной поэтессе, принадлежавшей к хасидскому* семейству Шнеерсон, родившейся в Екатеринославе и прожившей большую часть своей жизни в Иерусалиме: «И я пишу вам сейчас о тех сильных вещах, которые вызваны во мне вашими стихами: вы создаёте мир, Зельда. Это предел, которого поэт способен достичь. И этот мир меня делает доброй, и красота, принесённая вами, изумляет меня, поражает печалью, и я хорошо помню, что я еврейка... С любовью, уважением и почтением, Йона».

 Является ли израильская поэзия - или какие-то её части - поэзией еврейской? И в каком смысле? 

Кроме случайной и поверхностной обработки материалов, публикуемых в литературной периодике («Мознàим», «Димýй», «Псифàс»), вопрос этот, который для литературоведа Баруха Курцвайля  был «фундаментальной проблемой нашей новой литературы», не удостоился  в Израиле серьёзного академического исследования, в то время, как историки обнаруживают всё большую близость между израильской сионистской культурой и еврейским религиозным наследием. Сионисты мечтали о стране, в которой евреи станут большинством для того, чтобы иудаизм как культура смог развиваться без опасности вымирания. Этим отличался сионизм от движения Просвещения (1) и идишского «Бунда» (2). В Израиле развилась новая еврейская культура, культура еврейского большинства, которая не может и не должна быть похожей на иудаизм местечка. Эта культура несёт в себе очень чёткие еврейские признаки, даже когда она принадлежит самым что ни на есть светским израильтянам, выросшим, однако, в государстве Израиль. Ритм жизни в стране (суббота, праздники), израильское образование, даже средства массовой информации - всё это наполнено иудаизмом, ведется и звучит на языке иврит и заведомо предполагает знакомство с Библией и с многовековой еврейской литературой. Пинхас Садэ выразил сложившийся в стране синтез  еврейского и израильского в стихотворении, описывающем рынок «Маханэ Иегуда» в Иерусалиме накануне субботы:

... что человеку необходимо? Несколько апельсинов. Маслины. Селёдка из бочки.

И синагога тут... Лавки по большей части уже закрыты.

Вот одна, светом бледным освещена.

Клочок объявленья полощется на ветру: «Благословен праведный суд... с прискорбием...»

Я думаю, яблок кило куплю. Может, и несколько пит.

                                                                    (Из книги «Пою я, как птичка»)                                     

В израильской поэзии существует постоянно действующий канал связи с еврейским наследием. Академическое же литературоведение довольно долгое время не обращало внимания на религиозный аспект ивритской поэзии, написанной до провозглашения государства (более ощутимый в стихах мужчин, чем женщин). И теперь литературоведы продолжают игнорировать захватывающее, неповторимо израильское явление связи с еврейским наследием - на различных уровнях - поэтов и поэтесс, отнюдь не соблюдающих религиозные обряды.

Что такое - еврейская литература? На мой взгляд, это литературный текст, выражающий неким образом связь пишущего с историческим и духовным наследием еврейской культуры. Это не только произведения, рассматривающие судьбу и сущность еврейского народа или посвящённые переживаниям, связанным с еврейской религией, но также и всякий текст, который мог быть написан только обладателем  еврейского культурного багажа. Само использование иврита, даже в обществе, стремившемся к секуляризации святого языка, не позволяет совершенно отстраниться от еврейского наследия. Иврит полон идиом и словесных оборотов, связанных с еврейскими традициями. И это в особенности относится к литературному языку,  а ещё более - к языку поэтическому. Любой израильский поэт, каким бы светским и космополитичным он ни был, касался в своём творчестве этих основополагающих пластов. Всякий переводчик с иврита может рассказать о проблемах, встающих перед ним в связи с  естественными языковыми отложениями, которые сам поэт часто обнаруживает, лишь работая со своим переводчиком. Ведь естественность, с которой светские израильские интеллектуалы обращаются в своём сознании и в своей речи со знаками еврейского наследия, и уверенность в том, что читатель их обнаружит и поймёт, - ведь именно это и объединяет израильское еврейство.

С какой естественностью вводит понятие «осень» молодая Далия Равикович, написав: «...светильник восемь свечей зажёг» (в стихотворении «Времена года»). Так же непринуждённо писала Йона Волах: «моё сознание тает, как поминальные свечи на Йом-Кипур*» (из книги «Поэзия»). Метафоры - загадочный язык. Но ты можешь сказать: «и во рту у  меня будто сладкий мёд» лишь тому, кто со вкусом мёда знаком. Поэт может использовать метафору «поминальные свечи на Йом-Кипур» только в той среде, где впитанная с молоком матери еврейская традиция  - неуловимая как воздух основа еврейской культуры.

Еврейская составляющая израильской поэзии проявляется и в её связи с нашей историей, в особенности, с Катастрофой. Единодушием по отношению к ней пронизаны и система просвещения, и вся израильская культура. Ури Цви Гринберг, Хаим Гури, Тувия Рибнер, Амир Гильбоа, Иегуда Амихай, Дан Пагис, Ривка Мирьям, Итамар Яоз-Кесет, Таня Адар и многие другие отразили эту тему в своих стихах. Однако Катастрофа европейского еврейства - лишь одна из сторон иудейского единодушия в израильской поэзии, и отнюдь не главная. Вот стихотворение Амира Гильбоа, написанное после снятия блокады Иерусалима в войну за Независимость:  

Мы снова были как во сне (3),    

с единым восстанавливая связь.

В Иерусалиме снова золотились крыши

под солнцем молодым.

В мечте или во сне

по лестнице взойти

к единому стремясь.    

                             (Из книги «Песни раннего утра», 1953)

В День Независимости 1966 года Ривка Мирьям, уроженка Израиля, тогда ещё ученица средней школы, написала:

                                           ...он шёл в никуда, мой народ.

Слышу, как изнутри в глубокой тиши неожиданно струны дрожат.

Я нутро свое разорвала, по ветру его рассею,

моего не осталось тела,

в дрожи закрыла глаза и увидала,

как из меня выходит народ. 

                                   (Из книги «Я утонула в окнах»)

Иудаизм присутствует в израильской поэзии и как выражение духовного переживания, связанного с иудейскими святынями. Вот уже около ста пятидесяти лет ивритская поэзия находится под напряжением, исходящим из двух источников: западный космополитизм с одной стороны, и модернистский неомистицизм - с другой. Мистическая поэтика символизма, в основном, в её русской версии, оказала существенное влияние на поэтов, писавших на иврите в первой половине ХХ века. Они соединили её (естественным образом) с еврейской мистической традицией и передали своим наследникам в израильской поэзии. Сплетение это подверглось нападкам и было отброшено в пятидесятые-шестидесятые годы, признаки  той «революции» явственно различимы в творчестве Амихая, Заха, Пагиса, Авидана, Далии Герц, Меира Визельтира и других. Но мистика вернулась в израильскую поэзию в конце шестидесятых и далее с Зельдой, Яиром Горовицем и Йоной Волах, это направление продолжается и крепнет во многом благодаря росту числа поэтов религиозных или воспитанных в религиозном духе.

Безразличие к этому аспекту израильской поэзии и его недооценка приводят, возможно, к утрате самых красивых, необходимых и обнадёживающих вещей, созданных израильской культурой. Израильская секулярность должна бороться не только за ослабление уз религиозного канона в нашей современной действительности (например, работа общественного транспорта по субботам и совместное сидение мужчин и женщин в синагогах), но и за признание и почитание евреями в стране и за её пределами новой еврейской духовности, сложившейся, так или иначе,  в Израиле, где еврейская культура, с её достоинствами и недостатками - культура большинства. Израильская поэзия является наиболее ясным выражением еврейского творческого духа в своей древней юной стране.

Январь, 2003 г.                                                                        

  Перевод с иврита  Якова ЛАХА

____________________________________

Эссе написано и переведено для публикации в альманахе «ДИАЛОГ».

(1) Еврейское идейное, просветительское, культурное, литературное и общественное течение (Хаскала :букв. «просвещение» - иврит), возникшее во второй половине ХVIII века, выступавшее против культурно-религиозной обособленности евреев и видевшее будущее еврейского народа в усвоении светского европейского образования и продуктивизации труда (Здесь и далее - примеч. переводчика).

(2) Всеобщий еврейский рабочий союз («бунд»: букв. «союз» - идиш) в Литве, Польше и России, основанный в 1897 г. и входивший в РСДРП; Бунд выступал против сионизма и ведущей роли Израиля в жизни еврейского народа.

(3) Аллюзия к 126 -у псалму: «Когда возвращал Господь нас в Сион, были мы как во сне».

 

<< Назад - Далее >>

Вернуться к Выпуску "ДИАЛОГ-ИЗБРАННОЕ" >>

БЛАГОДАРИМ ЗА НЕОЦЕНИМУЮ ПОМОЩЬ В СОЗДАНИИ САЙТА ЕЛЕНУ БОРИСОВНУ ГУРВИЧ И ЕЛЕНУ АЛЕКСЕЕВНУ СОКОЛОВУ (ПОПОВУ)


НОВОСТИ

Дорогие читатели и авторы! Спешим поделиться прекрасной новостью к новому году - новый выпуск альманаха "ДИАЛОГ-ИЗБРАННОЕ" уже на сайте!! Большая работа сделана командой ДИАЛОГА. Всем огромное спасибо за Ваш труд!


Поздравляем нашего автора Керен Климовски (Израиль-Щвеция) с выходом новой книги. В добрый путь! Удачи!


ХАГ ПУРИМ САМЕАХ! С праздником Пурим, дорогие друзья, авторы и читатели альманаха "ДИАЛОГ". Желаем вам и вашим близким мира и покоя, жизнелюбия, добра и процветания! Будьте все здоровы и благополучны! Счастливых всем нам жребиев (пурим) в этом году!
Редакция альманаха "ДИАЛОГ"


ДОРОГИЕ ДРУЗЬЯ! ЧИТАЙТЕ НА НАШЕМ САЙТЕ НОВЫЙ 13-14 ВЫПУСК АЛЬМАНАХА ДИАЛОГ В ДВУХ ТОМАХ. ПИШИТЕ НАМ. ЖДЕМ ВАШИ ОТЗЫВЫ.


ИЗ НАШЕЙ ГАЛЕРЕИ

Джек ЛЕВИН

Феликс БУХ


© Рада ПОЛИЩУК, литературный альманах "ДИАЛОГ": название, идея, подбор материалов, композиция, тексты, 1996-2017.
© Авторы, переводчики, художники альманаха, 1996-2017.
Использование всех материалов сайта в любой форме недопустимо без письменного разрешения владельцев авторских прав. При цитировании обязательна ссылка на соответствующий выпуск альманаха. По желанию автора его материал может быть снят с сайта.