«Диалог»  
РОССИЙСКО-ИЗРАИЛЬСКИЙ АЛЬМАНАХ ЕВРЕЙСКОЙ КУЛЬТУРЫ
 

Главная > Выпуск 15 > ДИАЛОГ > Павел ЛУКАШ

 

 НЕДАЛЕКИЙ

1
Утром Саша Исин прибил комара-альбиноса. Может быть, второго такого в целом мире нету — надо ж смотреть...
Настроение испортилось, но Исин решил не сдаваться: «Черт с ним с комаром, я же не энтомолог», —   возникла разумная мысль.
«Завтра праздник, — вспомнил вдруг Исин, — но успеть нужно сегодня: мать, жена, Елена, дочка — три букета и шоколадка. Тестя тоже надо поздравить».
Тестю он всегда дарил большую чашку, которая обязательно разбивалась до следующего праздника.
К вечеру должна была вернуться жена, и, хотя ее не было больше недели, Исину казалась, что она уехала лишь вчера, а день отъезда и день приезда в данном случае вообще не считаются...

— Спасибо, — сказала Елена. — За гвоздики спасибо...
— Все наладится, — сказал Исин. — Я начал работать, это хорошая работа: приличный заработок, много свободного времени... Я ведь понимаю, что существуют вещи и помимо цветов — всякие там украшения, одежда, мебель...
— Мне ничего не нужно. Мне непонятно, почему у тебя нет свободного времени даже когда ты не работаешь?
«Трудно объяснить», — подумал он.
— К тестю нужно заскочить, и к маме, и жена приезжает.
— Скачи.
— Завтра я уезжаю, — с порога сообщил Исин, — в командировку.

— Посмотри на рисунок, Яныч, ручная работа. Такой красоты у тебя отродясь не было.
— Разве сейчас чашки! — пожаловался Яныч. — В руках рассыпаются.
— Не одолжишь?.. — спросил Саша. — Завтра я уезжаю — по делам...
«Приятно тратиться не тратясь, — подумал он, — но Яныча надолго не хватит, совсем старик».

У мамы Саша не задержался. Выложил продукты на стол, букет нарциссов поставил в вазочку.
— Завтра уезжаю, — сообщил он. — Это связано с новой работой.
— Ты же заплатил, Сашенька, — сказала мама. — Возьми, тут немного...
— Не стоит.
— Возьми, тебе же надо. И мне приятно, что я могу еще что-то дать.
— Хорошо, — не стал спорить Исин, — спасибо.
«Если разбрасывать камни и сразу же их подбирать, — подумал он, — можно собрать неплохой урожай».

— Шоколад мне вреден, — заявила Анюта, разрывая обертку, — я от него полнею.
— Все равно, с наступающим, — сказал Исин. — Как дела в школе?
— Как всегда.
Дверца холодильника хлопнула, затем еще раз.
— Нету ничего, — раздалось из кухни.
— Полный холодильник, — не согласился Саша, — нужно разогреть.
— Я всего этого не ем, — сообщила дочь, появившись в комнате снова.
— Ну а что же ты ешь? Чего бы тебе хотелось?
— Мне необходимо специальное питание, у меня переходный возраст. Видишь, прыщ на подбородке?
«В самом деле — толстеет», — подумал он.
— Папа, а что такое вагинальный секс?
— Что? — не пожелал расслышать Саша.
— Ну что такое оральный и анальный — понятно. А что такое — вагинальный?
— Если это анекдот, — сказал Исин, — то теперь я его знаю.

На вокзал он пришел вовремя и тюльпаны купил заранее, номер перрона выяснил, номер вагона знал.
Поезд прибыл, начали выходить пассажиры.
«Катя... — соображал Исин. — Нет, не Катя. А вот и Катя... Опять — нет… Что же это? Что со мною творится? — он испугался — и вдруг успокоился: — Ну не Катя, так почти Катя».
Исину стало смешно. Когда появилась наконец жена, он улыбался.
— Не могу я уезжать надолго, — сказала Катя. — Всю неделю скучала, была сама не своя. Я должна видеть тебя ежедневно.
«Почему ежедневно? — подумал Исин. — Как же так получилось, что я стал ее, и ее, и ее?.. Почему стал вещью — собственностью?»
— А работа как же? — спросил он. — Жить-то на что?
— Без командировок будет хуже, — согласилась она. — Но ты же собирался начать. Значит, я смогу чаще бывать дома.
«Собирался, но не для того...», — подумал Исин и сказал:
— Да, конечно...
— Спасибо за цветы, — сказала Катя, — люблю тюльпаны.

Вечером Анюта попросила денег:
— Папа, нужно подписаться на журнал. Если подпишутся десять человек, то классу подарят мяч.
— Денег нет, — сказал Исин.
— Из-за тебя я подведу весь класс.
Анюта заплакала.
— Дать бы тебе по заднице, чтобы не зря плакала, — разозлился он. — Иди к себе, там и реви.
Она ушла к себе.
— Но почему должна подписываться именно ты, если в классе сорок человек? — крикнул вослед Саша.
Ответа не было.
— Сколько?
Анюта вернулась в гостиную.
— Спасибо, папочка.

— Завтра я уезжаю, — сообщил он жене и дочке, — в командировку.
— Ну-ну, — сказала Анюта.
— Так ведь праздник, — сказала Катя. — Кто работает в праздник?
— Ты же сама хотела чаще бывать дома! А жрать что? Я мужчина — должен зарабатывать.
— Ну и ну, — сказала Анюта.
— В принципе, нам хватало... — сказала Катя.
— Ясно, — возмутился Исин. — Ты теперь на все готова, лишь бы меня из дому не выпустить.

2
«Вот что значит нетипичное самоубийство, — размышлял не впервые Саша. — Уехать далеко, документы уничтожить, забраться в какую-нибудь глушь, куда годами никто не суется, и разгрызть свою ампулу. Никаких записок. Известно, что уехал, а насколько — никто не знает. Куда? В командировку. А где он работал? То-то и оно — никаких концов. А уезжать надо в праздничный день, чтобы хоть дату запомнили...».
Саша думал, поезд шел...
Через день, в чужом городе, Исин постучал в незнакомую дверь, за которой, судя по табличке, проживал Григорий Запеканский.

— Почему мы не видимся? — спросил Запеканский. — Что с нами произошло?
— Всего лишь вся жизнь, — ответил Исин.
— Значит, помочь решил армейскому другу? Получил письмо и сразу приехал? Что там у тебя: семья, работа?
— В основном семья...
— Мне твоя помощь позарез нужна, — сказал Запеканский, — я-то совсем один: родителей уже нет, а жены и детей никогда не было.
— Знаю, — сказал Исин, — читал и перечитывал: здесь тебя ничто не держит, и поэтому ты едешь за границу. И, как я теперь понимаю, ты именно сваливаешь — то есть насовсем...
— Надеюсь, что так, — заключил Гриша и пожелал: — Ну, будем здоровы!

— План у нас такой, — объяснял он. — Ты берешь мои вещи и сегодня же едешь в столицу. Сдашь их в камеру хранения в аэропорту, купишь палатку, продукты — и вперед, на озера. Разобьешь лагерь (место я отмечу на карте) — и жди меня в гости. Мы отдохнем несколько дней на природе, а затем — на электричку и в аэропорт. Ты получишь крупную сумму в конверте — семье подспорье — и вернешься домой, а я полечу туда, где меня всю жизнь будет мучить ностальгия.
— У меня в самом деле семья, — согласился Саша, — и приехал я, конечно, чтобы подзаработать. Но тебе зачем вся эта конспирация?
— Имеешь право знать в общих чертах, — сказал Гриша. — Я тут дельце замутил, чтобы голым не ехать, а если кое-кто поймет, что я сматываюсь, то все сорвется. Мне даже с маленьким чемоданчиком нельзя на улице показываться — городок-то крохотный... Так что покручусь, сколько нервы выдержат, а потом пойду за хлебушком и... прощай. Не появись ты сегодня — я бы сам справился: оставил бы все и залег в столице до отлета. Но совсем без багажа лететь — привлекать внимание. Кроме того, есть кое-какие реликвии — бросить жалко.
— А искать не будут? — поинтересовался Саша. — Могут ведь и там найти?
— Шушера, шпана, мелочевка — хулиганье... — успокоил скорее себя, чем Исина, Запеканский. — У них извилины под линейку. Все разработки мои... Им и в голову не придет, что я за границей...
— Что же ты от всех скрываешь, а мне доверил? А если я уже не тот Саша Исин?
— Все мы не те, — сказал Запеканский. — А ты издалека, здесь тебя не знают, и вместе нас никто не видел. Приехал — уехал... Это же нормальная сделка — платная дружеская услуга. Если бы я вообще ни с кем не делился, то как бы все оформил? Так что ты не один в курсе...
— За удачу! — предложил Исин. — Все гораздо проще, чем я думал.

Они сидели у костра на берегу озера.
— Обидно даже. Где еще такая красота?
— А давай поменяемся, — предложил Саша. — Я вместо тебя за рубеж, а ты к моим... Там полный набор — будут тебя и любить, и лелеять. Они даже разницы не заметят — было бы кого пасти.
— Смешно, — сказал Запеканский. — А ведь мы похожи: подстричь тебя и очки надеть — вылитый я.
— Последняя, — сказал Исин, откупоривая бутылку, — давай стакан.
— За то, чтоб встретиться с Ренатой, — предложил Гриша.
— Красивая девушка?
— Понятия не имею, — сказал Запеканский Гриша, — но она — это следующий этап.

— Ты выпил без меня, — сострил Исин.
Гриша не ответил.
— Таких, как ты, навалом, — сказал Исин, — больше, чем комаров.
Ответа не последовало.
— Странно, — удивился Саша, — я тебе хамлю, а ты молчишь.
Тишина в ответ.
— Вот такой у нас план, — сказал Саша. — Ты тут полежи, а я соберусь пока. Мне, понимаешь ли, на электричку пора, а затем в аэропорт — самолет ждать не будет.


 

<< Назад Далее >>

БЛАГОДАРИМ ЗА НЕОЦЕНИМУЮ ПОМОЩЬ В СОЗДАНИИ САЙТА ЕЛЕНУ БОРИСОВНУ ГУРВИЧ И ЕЛЕНУ АЛЕКСЕЕВНУ СОКОЛОВУ (ПОПОВУ)


НОВОСТИ

4 февраля главный редактор Альманаха Рада Полищук отметила свой ЮБИЛЕЙ! От всей души поздравляем!


Приглашаем на новую встречу МКСР. У нас в гостях писатели Николай ПРОПИРНЫЙ, Михаил ЯХИЛЕВИЧ, Галина ВОЛКОВА, Анна ВНУКОВА. Приятного чтения!


Новая Десятая встреча в Международном Клубе Современного Рассказа (МКСР). У нас в гостях писатели Елена МАКАРОВА (Израиль) и Александр КИРНОС (Россия).


Редакция альманаха "ДИАЛОГ" поздравляет всех с осенними праздниками! Желаем всем здоровья, успехов и достатка в наступившем 5779 году.


Новая встреча в Международном Клубе Современного Рассказа (МКСР). У нас в гостях писатели Алекс РАПОПОРТ (Россия), Борис УШЕРЕНКО (Германия), Александр КИРНОС (Россия), Борис СУСЛОВИЧ (Израиль).


Дорогие читатели и авторы! Спешим поделиться прекрасной новостью к новому году - новый выпуск альманаха "ДИАЛОГ-ИЗБРАННОЕ" уже на сайте!! Большая работа сделана командой ДИАЛОГА. Всем огромное спасибо за Ваш труд!


ИЗ НАШЕЙ ГАЛЕРЕИ

Джек ЛЕВИН

© Рада ПОЛИЩУК, литературный альманах "ДИАЛОГ": название, идея, подбор материалов, композиция, тексты, 1996-2020.
© Авторы, переводчики, художники альманаха, 1996-2020.
Использование всех материалов сайта в любой форме недопустимо без письменного разрешения владельцев авторских прав. При цитировании обязательна ссылка на соответствующий выпуск альманаха. По желанию автора его материал может быть снят с сайта.