«Диалог»  

Введите ваш запрос для начала поиска.

РОССИЙСКО-ИЗРАИЛЬСКИЙ АЛЬМАНАХ ЕВРЕЙСКОЙ КУЛЬТУРЫ
 

Главная > Архив выпусков > Выпуск 1 (1996/5757) > Поэзия

 

 Сергей ЕСИН

СТРАННИК В МИРЕ ОДИНОЧЕСТВА

 Предисловие

Лев Адольфович Озеров, 82-летний патриарх русской литературы, так и не дождался своей книги. Она вышла в конце мая, тиражом тысяча экземпля­ров, в издательстве Литературного института, и это был тот случай, когда со­ставить, организовать и сделать из статей и заметок книгу автора подталкивали и почти заставляли. Может быть, я сделал это все зря. Лев Озеров был про­фессором нашего института - пишу «был», потому что читающая публика уже знает, что Профессор умер и страница его поэзии, как и страница его писа­тельских исследований, закрыта. Он мирно работал на кафедре перевода, и не­смотря на то, что когда-то, очень давно, защитил кандидатскую диссертацию, ему было присвоено профессорское звание - обычно оно присваивается док­торам наук. У него было много блестящих студентов, ставших потом блестя­щими поэтами, переводчиками. Он так много работал, что никогда не возни­кал вопрос о его возрасте и старости, а если говорить еще и о сугубо личном для меня, то с его уходом в институте станет возможным возникновение, хоть и крошечных, нравственных проблем: он так был предан литературе и так без­укоризненно нравственно устроен в литературе, что его стеснялись и левые, и правые, и очень образованные, и те, кто, по сути, читая на лекциях чужие предисловия, выдавали себя за образованных. Его эрудиция была подлинной, естественной и незаемной.

Он был русским профессором еврейского происхождения, русским поэ­том и деятелем русской культуры. Надо сказать, что выражение «без него рус­ская культура, и в частности литература, осиротела» - является не очень боль­шим пересолом. И черт бы меня побрал с моею вечной подозрительностью и вечным желанием додумать за другого то, о чем этот другой вроде бы стесняет­ся сказать, черт бы меня побрал с этой мыслью, что Лев Озеров непременно должен стать доктором наук. А может, я просто вдруг увидел, что старик как-то перемогается, как-то неестественно прямо держит спину, как бы слишком уж кожа обтянула его подбородок - и вот тогда у нас возник разговор: он уходит в творческий отпуск на год со всем полным профессорским содержанием, сбива­ет из своих старых и новых статей диссертацию, а мы, наше институтское изда­тельство, быстро печатаем эту работу. И разве трудно защитить докторскую диссертацию по поэзии, если, каждый ее персонаж, от Ахматовой до Твардов­ского, от Дмитрия Кедрина до Веры Звягинцевой и Елизаветы Стюарт - все это поэты-соратники, поэты-друзья, поэты, близко знакомые. Книжка вышла, а знаменитого старика - нет. Боже мой! Какие в ней прекрасные и точные пассажи, как замечательно она начинается: «Если в одном помещении собрать наших старых поэтов, то обнаружится, что почти сплошь это молодые люди. Веневитинов, Пушкин, Лермонтов, Грибоедов, Баратынский, Кольцов, Пол­ежаев, Добролюбов, Надсон, Коневской, Блок, Есенин, Маяковский, многие другие. Среди этих молодых людей как редкостное исключение мелькнут седи­ны Державина, Тютчева, Полонского, Фета, еще двух-трех, едва достигших по­жилых годов. Молодость - вечный возраст поэзии».

Ну, да ладно. Я, собственно, взялся сопроводить посмертную подборку небольших портретов, поэм покойного классического поэта Льва Адольфовича Озерова. Это, думается мне, специфический и до некоторой степени новый жанр. Сам поэт назвал этот цикл «Портреты без рам». Вот их названия: «Квит­ко», «Галкин», «Гофштейн», «Маркиш». Читающей не только на идиш, но и на русском публике эти имена хорошо известны. Это представители творческой еврейской интеллигенции, поэты. Трое - расстреляны в один день. За Галки­ным КГБ приехал в Малеевку. А сколько раз КГБ приезжал в Переделкино!..

«Увидев его, / Вы могли бы сказать, / Что видели Байрона; / Честь, до­стоинство, стать, / Печальная красота. / Он поднимал голову / И, опустив веки, / Читал, словно пел». Это о Маркише. Если двумя словами выразить свои впечатления от этих микропоэм: это - поэмы- метафоры с очень скупыми изобразительными средствами. Я бы даже сказал, что автор почти проборматывает рифмованный или полурифмованный текст. Но почему они так запоминаются? Почему эти портреты стали поэмами-метафорами, ка­кое чародейство вкладывал в них старый, восьмидесяти с лишним лет поэт?

Вот он пишет о Квитко:

«Мы сидели на юбилее / В Дубовом зале. Люстры сияли, / Ораторы су­лили нам чудеса. Были слова, были и словеса, / Над которыми невидимые птицы смерти, / Птицы смерти витали. Банальный образ, но иначе не ска­жешь. Говорят, однотомник уже задержан, / По-газетному - конфискован. / Коллеги, пишущие на идиш, / Уже в тюрьме».

Метафора подразумевает емкую множественность и грозность события. А события происходят в этом мире одиночества и трагизма независимо от того, на каком языке о них пишут -на русском или на идиш.

 Москва, 1996 г.

Назад >

БЛАГОДАРИМ ЗА НЕОЦЕНИМУЮ ПОМОЩЬ В СОЗДАНИИ САЙТА ЕЛЕНУ БОРИСОВНУ ГУРВИЧ И ЕЛЕНУ АЛЕКСЕЕВНУ СОКОЛОВУ (ПОПОВУ)


НОВОСТИ

Дорогие читатели и авторы! Спешим поделиться прекрасной новостью к новому году - новый выпуск альманаха "ДИАЛОГ-ИЗБРАННОЕ" уже на сайте!! Большая работа сделана командой ДИАЛОГА. Всем огромное спасибо за Ваш труд!


Поздравляем нашего автора Керен Климовски (Израиль-Щвеция) с выходом новой книги. В добрый путь! Удачи!


ХАГ ПУРИМ САМЕАХ! С праздником Пурим, дорогие друзья, авторы и читатели альманаха "ДИАЛОГ". Желаем вам и вашим близким мира и покоя, жизнелюбия, добра и процветания! Будьте все здоровы и благополучны! Счастливых всем нам жребиев (пурим) в этом году!
Редакция альманаха "ДИАЛОГ"


ДОРОГИЕ ДРУЗЬЯ! ЧИТАЙТЕ НА НАШЕМ САЙТЕ НОВЫЙ 13-14 ВЫПУСК АЛЬМАНАХА ДИАЛОГ В ДВУХ ТОМАХ. ПИШИТЕ НАМ. ЖДЕМ ВАШИ ОТЗЫВЫ.


ИЗ НАШЕЙ ГАЛЕРЕИ

Джек ЛЕВИН

Феликс БУХ


© Рада ПОЛИЩУК, литературный альманах "ДИАЛОГ": название, идея, подбор материалов, композиция, тексты, 1996-2017.
© Авторы, переводчики, художники альманаха, 1996-2017.
Использование всех материалов сайта в любой форме недопустимо без письменного разрешения владельцев авторских прав. При цитировании обязательна ссылка на соответствующий выпуск альманаха. По желанию автора его материал может быть снят с сайта.